РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

США, «Талибан» и Пакистан стали главными политическими бенефициарами московской конференции по афганскому урегулированию, которая прошла в российской столице на минувшей неделе. Для России этот форум вряд ли можно считать успешным, так как Москва не только не приблизила ни на шаг реальный мир в Афганистане, но и рискует серьезно испортить свои отношения с Индией. Неуспех дипломатической акции в российской столице обещает стать еще более заметным в Стамбуле, где в апреле под эгидой ООН пройдет международная конференция по Афганистану.

Как и предсказывала «НГ», широко разрекламированная международная встреча по афганскому урегулированию в Москве 18 марта, завершилась принятием очередной декларации, которая ни на шаг не приблизила Афганистан к реальному миру. Представители «Талибана», максимально хлебосольно принятые Москвой, практически с ходу отвергли два самых важных тезиса итогового заявления, подписанного представителями России, США, Китая и Пакистана. Речь идет о призыве к талибам отказаться от традиционного «весеннего» наступления в этом году, а также о подтверждении ранее озвученного в резолюции Совбеза ООН 2513 (2020) тезиса о недопустимости возрождения в Афганистане «исламского эмирата», т.е. режима «Талибана». В московской декларации от 18 марта только эти два пункта и являются по-настоящему содержательными – все остальное представляет собой благие призывы и пожелания, призванные замаскировать дипломатической риторикой отсутствие практического результата по заявленной повестке форума.

Безусловно, российская сторона затратила немало сил на организацию московских консультаций 18 марта. По словам тех же афганских наблюдателей, сказанным в частных беседах, «сотрудниками 2-го департамента Азии МИД РФ была проделана огромная организационная работа, которая заслуживает самой высокой оценки». Другое дело, что политический результат от этих организационных усилий оказался для России почти нулевым, а по некоторым аспектам и вовсе скатился в минус.

Речь идет, прежде всего, о провоцировании напряженности в российско-индийских отношениях. Отказ МИД РФ пригласить Индию на консультации по афганскому вопросу был крайне остро и негативно воспринят в Нью-Дели (от одного из очень непростых индийских экспертов даже прозвучало выражение «дипломатическая катастрофа»). Готовность Москвы пойти на такое обострение стала, пожалуй, главной сенсацией акции 18 марта. Особенно поражает неравнозначность размена – желание провести в целом пустую встречу с бесполезной итоговой декларацией почему-то перевесило опасность испортить отношения с многолетним стратегическим партнером.

Тут возможны, на наш взгляд, три объяснения. Первое, в которое верится с трудом, заключается в том, что организаторы дипломатической акции просто не проанализировали, не просчитали до конца все ее последствия и, прежде всего, индийскую реакцию. Второе – недовольство Нью-Дели предвидели, но решили, что «индусы проглотят, куда им деваться». Наконец, третье объяснение – Москва начала пересмотр приоритетов в южно-азиатском регионе и теперь делает ставку на партнерство с Пакистаном, а не на сотрудничество с Индией.

Какая из этих версий в итоге окажется верной, возможно, очень скоро станет ясно. Однако от этого российско-индийским отношениям легче не станет: после 18 марта Москве вряд ли стоит делать вид, что ничего страшного не произошло. Индийская сторона явно ожидает какой-то иной, более ответственной и конструктивной реакции.

Арбузная корка, подкинутая организаторами мартовских консультаций по Афганистану под ноги индийским партнерам, может иметь для России очень высокую цену. Тем более, что вокруг Нью-Дели начинают водить все более красочные дипломатические хороводы американские друзья. И российская сторона акцией 18 марта сама подтолкнула индийских коллег в сторону Вашингтона, за что, конечно, США должны быть весьма признательны главному архитектору мероприятия спецпредставителю РФ по Афганистану Замиру Кабулову. Будем надеяться, что эта странная игра изначально не была главной целью «афганского форума» в Москве, который, кстати, весьма активно поддержали в Госдепартаменте, несмотря на очевидное сезонное обострение в российско-американских отношениях.

Помимо США, московские консультации 18 марта были политически успешны для талибов, которые получили еще одну приятную возможность для своей бесплатной рекламной раскрутки в российской столице. При этом, нисколько не поступаясь джихадистскими принципами. Более того, судя по некоторым комментариям в информационных ресурсах, близким к движению «яростных мулл», представители «Талибана» в ходе московского форума внимательно наблюдали за такими афганскими политиками, как маршал Абдул Рашид Дустум, Мохаммад Карим Халили и Гульбеддин Хекматияр. Готовящиеся к новым боям талибы прекрасно понимают, что вооруженные ополчения афганских узбеков и хазарейцев-шиитов, которые контролируются, соответственно, Дустумом и Халили, являются серьезной боевой силой. «Талибану» очень бы хотелось, чтобы эти этнические ополчения сохраняли нейтралитет и не вмешивались в «последний и решительный бой» талибов с армией и силами безопасности афганского правительства, а в идеале – тем или иным способом поддержали их. Судя по некоторым признакам, первые контакты между талибами, Дустумом и Халили в Москве не задались. Однако нельзя исключать, что новых попыток достигнуть «водяного перемирия» между старыми противниками не последует, в том числе, на российской или, скажем, турецкой площадке.

С Хекматияром талибы общались в Москве более дружелюбно: лидер «Хезб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) не только получил возможность побеседовать и отобедать за одним столом с главами талибской делегации (вот она, тонкая работа организаторов форума), но и принял участие в коллективной молитве с ними. Безусловно, в демонстративном политическом сводничестве Хекматияра и представителей «Талибана» в российской столице принимал участие не только отечественный МИД, но и пакистанская сторона, традиционно имеющая сильное влияние на талибов и ИПА.

Очевидно, что Исламабад можно смело считать третьим бенефициаром акции 18 марта в Москве. Пакистанской стороне, с которой, судя по всему, Замир Кабулов согласовывал драматургию московского форума во время своего февральского визита в Исламабад, удалось добиться оскорбительного отсутствия на нем Индии. В интересах Пакистана и укрепление международной политической легитимности талибов, в чем охотно поучаствовала принимающая российская сторона.

Важным нюансом акции 18 марта в Москве стал отказ ее участников форсировать обсуждение проекта «временного переходного коалиционного правительства» для Афганистана. Как известно, на этом настаивали США, Россия и Пакистан. Однако пункт о временной администрации так и не вошел в итоговое заявление форума. Скорее всего, это произошло из-за позиции Китая, который не спешит отказываться от сотрудничества с правительством президента Мохаммада Ашрафа Гани и не горит желанием увидеть во главе Афганистана вторую редакцию талибского режима.

Впрочем, не исключено, что этот вопрос все же будет поднят в апреле в Стамбуле, в ходе международной конференции ООН по афганскому урегулированию, на полях которой, как ожидается, может пройти и встреча представителей правительства Афганистана и движения талибов. Судя по утечкам в СМИ, США настаивают, чтобы в стамбульском форуме участвовал президент Ашраф Гани. Сегодня руководитель группы переговорщиков от афганского правительства в Дохе Масум Станекзай озвучил условия такого участия: по его словам, президент Гани будет готов прилететь на конференцию в Турцию, если то же самое сделает лидер «Талибана» маулави Хайбатулла Ахунд. Условие весьма любопытное, учитывая, что, по данным самых разных источников, маулави Хайбатулла уже давно мертв, и что главари террористов скрывают факт его смерти. В этом смысле, условие Гани – Станекзая может оказаться еще и хорошим способом уточнить, кто же все-таки сегодня на самом деле руководит «Талибаном».

По имеющейся информации, в отличие от московской конференции, где было принято ничего не значащее итоговое заявление, на форуме в Стамбуле может быть озвучен проект двустороннего договора между правительством Афганистана и «Талибаном». Говорят, над проектом этого соглашения сейчас активно работают турецкие дипломаты. Если такой документ на самом деле появится и будет согласован с заинтересованными сторонами, то, считают афганские наблюдатели, это может на самом деле стать первым реальным шагом к поиску компромисса между правительством Афганистана и талибами.

Впрочем, пока оптимизма на этот счет не слишком много. Представители «Талибана» на пресс-конференции в Москве 19 марта анонсировали новый виток боевых действий в Афганистане в случае, если американские и натовские войска не покинут эту страну к 1 мая с.г. Очевидно, что сделано это не будет. Именно поэтому сегодня афганская армия готовится к самым драматическим сценариям развития ситуации, ожидая всплеска террористической активности талибов в различных провинциях страны.

Источник: НГ