РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

Атака на популярный ливанский ресторан в центре афганской столицы вечером в пятницу 17 января была похожа на дерзкую акцию партизан в тылу врага: сначала закидать ничего не подозревающего противника гранатами, а потом в упор, из автомата, добить оставшихся в живых. С той только разницей, что вместо гранаты в ход был пущен смертник, а врагами были безоружные иностранцы, женщины и молодая афганская супружеская пара, только что проведшая медовый месяц.

Такая нынче война. И не только в Афганистане. Но только талибы, входя в «смертный контакт» со своими жертвами, так отвечают на бесконтактные атаки американских беспилотников-«дронов». И в этой войне, похоже, победа не на стороне современных технологий. Оружие доинновационной эры, старые «калашниковы», оказывается эффективнее в руках тех, для кого собственная жизнь еще ничтожнее чужой…

Неисчислимые ресурсы смертников

Трое талибов были среди тех восьми афганцев, что погибли в результате нападения на La Taverna du Liban. И еще 13 иностранцев – граждане Великобритании, Канады, Ливана, США и России. Ресторан ливанской кухни любили посещать иностранные дипломаты и состоятельные афганцы, он был расположен в хорошо охраняемом районе Вазир Акбар Хан рядом с посольствами Таджикистана и Канады.

Столь кровавой «жатвы» среди иностранцев, пожалуй, талибы еще не имели за все 10 с лишним лет их войны с западным военным присутствием в Афганистане.

«Талибан» сразу взял на себя ответственность за нападение на ресторан. Талибы, согласно заявлению их представителя, отомстили за жертв американского авиаудара, совершенного двумя днями ранее в провинции Парван, – тогда погибли 14 гражданских лиц, среди которых были женщины и дети.

Как считает американская «Нью-Йорк таймс», атака талибов, организованная и успешно проведенная в хорошо охраняемом центре Кабула всего за два дня, красноречиво свидетельствует как о военных, так и – в прямом смысле – о человеческих ресурсах «Талибан», которые они готовы использовать в любой нужный момент. Независимо против кого – иностранцев, военных либо гражданских, или своих соотечественников, представителей афганских властей.

Подобные реалии ставят под сомнение утверждения представителей НАТО и командования Международных сил содействия безопасности в Афганистане (МССБ) о том, что подготовленные и обученные ими афганские силы национальной безопасности, в количестве почти 300 тысяч человек, готовы взять под свой контроль ситуацию в стране после вывода основной части контингента МССБ.

Если, конечно, не предположить, что эти национальные силы безопасности в большинстве своем не перейдут под контроль талибов…

Кровавый теракт 17 января произошел меньше чем за три месяца до намеченных на начало апреля президентских выборов в Афганистане. И если называть вещи своими именами, то следует сказать, что атакой на модный ливанский ресторан «Талибан» сделал серьезную заявку на победу на этих выборах.

Конечно, нам известно, и сами талибы пару недель назад подтвердили: их кандидатов в президенты нет среди баллотирующихся на выборах. Но правда и то, что среди тех, кто идет на выборы, нет ни одного, кто решился бы заявить, что он победит, несмотря на противодействие проталибских сил.

Вероятнее всего, преемником нынешнего президента Хамида Карзая станет тот, кто, в той или иной мере, поддерживается «Талибаном» или… боится талибов.

Афганская тактика строится на архаике

Именно этими причинами можно объяснить то беспрецедентное упорство, с которым Карзай продолжает отказываться подписать уже практически готовое соглашение о стратегическом сотрудничестве с США, которое позволило бы американцам не только оставить часть своих военных контингентов в Афганистане, но и продолжать оказывать ему обещанную многомиллиардную финансовую помощь.

Карзай надеется, и не без оснований, что такая тактика позволит ему провести в президенты своего ставленника, которому он обеспечит свою поддержку в ореоле защитника национальных ценностей и интересов.

Можно сколько угодно говорить, что Карзай серьезно рискует своим политическим будущим и даже личной безопасностью, даже блефует, продолжая эту опасную игру с Вашингтоном. Но после теракта 17 января и той гневной отповеди Карзая двумя днями раньше в адрес Вашингтона с требованием прекратить атаки, жертвами которых становится мирное население, тактика афганского президента уже не кажется столь безрассудной…

Это просто афганская тактика. Она исходит из внутриафганского взгляда на действительность (или такого взгляда, навязываемого талибами), в которой нет места чужеземцам, во всяком случае, настолько значительного, которое они занимают сегодня.

Понятно, что такой взгляд разделяют далеко не все афганцы. Более того, возможно, большинство их понимает, что без внешней помощи стране не удастся выбраться из трясины гражданских войн и сопротивления иностранным оккупантам, длящихся уже более 30 лет.

Однако архаика, в которой пребывает значительная часть афганского общества, радикальный политический и религиозный экстрим, пустивший в нем корни за годы пребывания в стране «Аль-Каиды», не оставляют надежд на сохранение благоприятной и лояльной атмосферы для безопасного пребывания в стране иностранцев. Во всяком случае, в ближайшие годы…

Россияне снова гибнут в Кабуле

Жертвой такой ксенофобской реакции стал и российский дипломат Вадим Назаров, многие годы работавший в Миссии ООН в Афганистане, пришедший в тот злополучный пятничный вечер со своими коллегами поужинать в ливанскую таверну. 8 февраля ему бы исполнилось 60 лет, юбилей он собирался отметить в Москве со своей семьей. Его тут ждали жена и два взрослых сына… И, конечно, друзья.

Один из них, известный российский дипломат Бахтиер Хакимов, знавший Вадима с 17 лет (они жили в одной комнате в общежитии МГИМО) и проработавший с ним плечом к плечу многие годы, в том числе, и в Афганистане, говорит, что Назаров был, в первую очередь, настоящим другом, надежным и преданным. А еще – очень тонким и душевным человеком, рядом с которым было всегда комфортно и интересно.

Назаров, блестящий знавший дари, самый распространенный среди афганцев фарсиязычный диалект, уехал в свою последнюю афганскую командировку еще в 2005-м. Хакимов считает, что работать в Афганистане ему было не только легко, но и важно потому, что по духу и воспитанию он был интернационалистом, мама – русская, папа – таджик.

Кыргызский дипломат Талатбек Масадыков, работающий политическим директором Миссии ООН в Афганистане, рассказывая в интервью «Нью-Йорк таймс» про своего друга и коллегу, говорил о том, что Вадим Назаров работал в самой деликатной сфере, налаживал политические контакты между афганским правительством и «Талибан». Удивительно и трагично, что именно такой миротворец стал жертвой талибов.

Я был знаком с Вадимом еще с 1990-х, последний раз мы виделись с ним осенью прошлого года в Бишкеке на конференции по Афганистану, договаривались о встрече в Кабуле…

В ливанской таверне погибли еще три сотрудника Миссии ООН, глава представительства МВФ в Афганистане 60-летний ливанец Вабель Абдалла, проработавший в Кабуле шесть лет, американский профессор Александер Петерсон, только недавно приехавший читать лекции по политологии в кабульском университете.

«…Такие целенаправленные нападения на гражданских лиц абсолютно неприемлемы, – заявил после кабульского теракта генсек ООН Пан Ги Мун. – Они должны быть прекращены немедленно».

Когда-то, в середине 1990-х, когда талибы впервые пришли к власти в Кабуле, они очень хотели занять в ООН место изгнанного тогда ими из афганской столицы президента Раббани. Строителей исламского халифата в Афганистане тогда там не захотели признавать. Теперь они отвечают ООН тем же.

21.01.2014