РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

Масштабные мероприятия по ликвидации боевиков иностранных террористических организаций в Афганистане демонстрируют, что спустя без малого 20 лет после начала военной кампании США радикальное исламистское движение «Талибан» по-прежнему имеет тесные связи с «Аль-Каидой».

В октябре 2020 года афганские спецназовцы штурмовали дом в контролируемом талибами районе провинции Газни, убив шестерых подозреваемых боевиков, в том числе Хусама Абд-аль-Рауфа, фигуру № 2 в террористической сети «Аль-Каида». Гражданин Египта, также известный как Абу Мухсин аль-Масри, был в списке самых разыскиваемых террористов ФБР за заговор с целью убийства граждан США. Всего через несколько недель афганские правительственные силы ликвидировали другого высокопоставленного лидера «Аль-Каиды» по имени Мохаммад Ханиф в контролируемом талибами районе на юго-западе провинции Фарах.

С конца 2001 года основная стратегическая цель Вашингтона в Афганистане заключается в обеспечении того, чтобы террористические группировки не могли вновь начать нападения на США с афганской территории. В соответствии с соглашением, подписанным с США в феврале 2020 года, талибы пообещали прекратить сотрудничество с «Аль-Каидой» и начать мирные переговоры с афганским правительством. Взамен американские войска должны были покинуть Афганистан к маю 2021 года.

Хотя «Талибан» и делегаты правительства Афганистана начали переговоры о возможном мирном урегулировании, остается неясным, желает ли или может ли движение разорвать связи с «Аль-Каидой», углублявшиеся на протяжении десятилетий. Теперь невыполнение талибами этого обязательства осложняет всеобщие усилия по прекращению войны в Афганистане.

Аналитики считают, что террористическая сеть остается важной частью движения «Талибана», а боевики «Аль-Каиды» служат для талибов военными советниками, экспертами и инструкторами.

«Будет чрезвычайно сложно распутать эти две группировки», – считает Вида Мехран, эксперт по Афганистану из британского Университета Эксетера. «Их связи были скреплены такими факторами, как общая история, тесное сотрудничество и общие покровители, и, по крайней мере, потребуются время и усилия, чтобы их разорвать». В феврале группа наблюдателей ООН заявила, что располагает доказательствами того, что боевики «Аль-Каиды» по-прежнему тренируют и консультируют «Талибан». В докладе говорится, что члены «Аль-Каиды» часто включаются в отряды талибов, чтобы действовать в качестве военных советников при проведении операций. Группа наблюдателей ООН также заявила, что «Талибан» «регулярно консультировался» с «Аль-Каидой» во время переговоров с США в прошлом году и «давал гарантии, что сохранит их исторические связи». Мехран ожидает, что террористические группировки продолжат поддерживать связи, даже если будет достигнуто внутриафганское мирное соглашение. «Определенные элементы талибов продолжат поддерживать «Аль-Каиду»», – утверждает эксперт. «До определенной степени это может терпеть каждый, поскольку это может быть буфером против более пагубных группировок в регионе, таких как «Исламское государство».

Фактически, сделка 2020 года между США и «Талибаном» не включает явного обязательства талибов разорвать связи с «Аль-Каидой». В соглашении говорится, что «Талибан» «не позволит никому из своих членов, другим лицам или группам, включая «Аль-Каиду», использовать территорию Афганистана для угрозы безопасности США и их союзников». В нем также говорится, что талибы должны «дать четкий сигнал» боевикам «Аль-Каиды», что им «нет места в Афганистане», не «сотрудничать» с ними и «препятствовать ведению вербовки, обучению и сбору средств». В соглашении также отмечено, что талибы не могут «предоставлять визы, паспорта, разрешения на поездки или другие юридические документы», которые позволяют членам «Аль-Каиды» въезжать в Афганистан.

В феврале «Талибан» дал своим членам инструкции избегать вербовки и укрывательства иностранных боевиков и предусмотреть наказания для нарушителей. Неясно, были ли реализованы эти правила. По мнению экспертов, будет сложно определить, выполнил ли «Талибан» все свои обязательства. Сделка между США и движением включает секретные приложения, в то время как общедоступный текст содержит двусмысленность, затрудняющую проверку ее соблюдения. Например, неясно, распространяются ли обязательства талибов на территории, находящиеся под их полным контролем, или на спорные территории. Определение понятия «контроль» также расплывчато. Это различие является значительным, так как почти половина районов Афганистана оспаривается талибами, и контроль над территориями часто меняется.

«Талибан может позволить себе роскошь правдоподобного отрицания», – считает Майкл Кугельман, эксперт вашингтонского центра имени Вудро Вильсона. «Легко найти примеры, когда талибы предоставляли группировке «Аль-Каида» землю. Гораздо труднее указать на примеры, когда талибы предоставляют ее членам «Аль-Каиды», планирующим нападения на Соединенные Штаты», – заявил он. Кугельман утверждает, что сложность проверки соблюдения талибами обязательств по борьбе с терроризмом является «отражением ошибочной сделки».

В февральском отчете SIGAR говорилось, что «было неясно, соблюдает ли «Талибан» соглашение, поскольку члены «Аль-Каиды» интегрированы в руководство и командование «Талибана»». В июле прошлого года Пентагон предупредил, что, хотя «Аль-Каида» в настоящее время представляет «ограниченную угрозу» США в Афганистане, группировка устойчива, и ее интерес к атакам на цели США и Запада «сохраняется». В конечном итоге вопрос о том, выполнил ли «Талибан» свои обязательства в отношении «Аль-Каиды», будет иметь скорее политический, чем юридический характер.

Между тем западные аналитики считают, что президент Джо Байден может пригрозить приостановить вывод из Афганистана оставшихся войск США, если не будет никаких указаний или недостаточных доказательств того, что «Талибан» прекратил сотрудничество с «Аль-Каидой». Перед вступлением в должность в январе 2021 года он заявил, что Вашингтону следует уйти из страны, за исключением относительно небольшого контингента – «нескольких тысяч» – для борьбы с боевиками «Аль-Каиды» и «Исламского государства».

В случае, если проблема не будет решена, Байден сможет сохранить небольшую численность контртеррористических сил, которые останутся в Афганистане после вывода основной части войск, даже несмотря на то, что существующее соглашение между США и талибами не включает положения о продлении американского военного присутствия в стране.

Примечательно то, что, адресуя послания правительству Афганистана, администрация Байдена не упоминает о проблеме «Аль-Каиды». Новое предложение США, адресованное госсекретарем Блинкеном вместе с проектом мирного соглашения афганскому правительству и талибам в конце февраля, в основном не касалось вопросов борьбы с терроризмом и, в частности, взаимоотношений талибов с другими террористическими группировками.

Таким образом, основной вопрос может заключаться в последовательности действий, поскольку Вашингтон в первую очередь старается сосредоточиться на возрождении афганского мирного процесса, достижении регионального консенсуса в отношении мира и стимулировании талибов к сокращению насилия. Вместе с тем, США не умаляет роли «Аль-Каиды» в политике талибов, так как по-прежнему видит прямую угрозу собственной национальной безопасности в нахождении ее боевиков на территории Афганистана.

Источник: Институт Ближнего Востока