РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

Бундестаг продлил еще на 10 месяцев мандат бундесвера на участие в международной коалиции в Афганистане. Парламент Германии 25 марта одобрил продление миссии бундесвера в Афганистане до 31 января 2022 года. Согласно новому мандату, численность немецких военнослужащих в ИРА не должна превышать 1300 человек. Ранее власти страны выражали обеспокоенность эскалацией насилия и высказывались против преждевременного вывода войск. Об итогах растянувшейся на 20 лет зарубежной миссии армии ФРГ пишет Deutsche Welle.

«Стоила игра свеч? Этот вопрос задают себе не только семьи 59 немецких военнослужащих, погибших в Афганистане. Изначально миссия бундесвера в этой стране не предполагала участия в боевых действиях и должна была стать краткосрочной — помочь стабилизировать опустошенную, разрушенную войной страну, в которой самый известный террорист мира Усама бен Ладен планировал теракты 11 сентября 2001 года, и вернуться домой. Но вышло иначе.

Германия до сих пор принимает участие в созданной США международной коалиции, ведущей войну с талибами. Немецкий контингент насчитывает до 1300 военнослужащих, а мандат на его пребывание в Афганистане, продлен парламентом ФРГ до 31 января 2022 года.

Мира в Афганистане нет до сих пор

По данным немецкого правительства, миссия в Афганистане к концу 2018 года стоила 16,4 миллиарда евро бюджетных средств. При этом расходы на саму армию составили 12 миллиардов.

Формально Афганистан считается сегодня исламской республикой, имеющей вполне демократическую конституцию. В парламенте есть депутаты-женщины. Девочки ходят в школу. Проложены новые дороги, построены больницы и университеты. В эфир выходят десятки радиостанций и телеканалов. Но мира здесь и по прошествии 20 лет после терактов 11 сентября как не было, так и нет. Конфликт в Афганистане по-прежнему один из самых кровопролитных в мире. Более половины афганцев прозябают в нищете. Без международной помощи страна нежизнеспособна, ее разъедает коррупция и властолюбие.

Талибы, свергнутые в декабре 2001 года, теперь добиваются прямых переговоров с США. Эти радикальные исламисты сегодня снова контролируют половину территории Афганистана. Политического решения конфликта не предвидится. Тем не менее новый президент США Джо Байден, как и его предшественник Дональд Трамп, намерен как можно скорее закончить самую долгую в американской истории войну. Уйдут из Афганистана американцы, уйдут и немцы. Может быть, им и не стоило в нее ввязываться?

Немецкий генерал о миссии ISAF в Афганистане: Думали, быстро справимся

«Как после землетрясения», — описывает свое первое впечатление от Кабула в 2002 году Карл-Хубертус фон Бутлер (Carl-Hubertus von Butler). Афганистан после 20 лет войны: советская оккупация, гражданская война, режим талибов. «На улицах пустынно. Разруха. Как в Берлине в мае 1945 года», — вспоминает генерал в отставке, который был первым командующим немецким контингентом в Афганистане.

До 11 сентября 2001 года он об этой стране почти ничего не знал. Но все изменилось, когда после терактов в США, в НАТО был впервые задействован параграф договора о коллективной обороне, а уже 7 октября Соединенные Штаты нанесли первые авиаудары по Афганистану. 5 декабря того года на международной конференции в Бонне было принято решение сделать из Афганистана демократическое государство, а Совет Безопасности ООН выписал мандат на миротворческую миссию в стране — ISAF.

«Думали, быстро справимся. От силы за год — два. Афганистан станет стабильным, быть может, даже демократичным, мы уйдем, а там все будет хорошо», — рассказывает фон Бутлер. Оказалось, все заблуждались и совершенно не учитывали историю Афганистана и годы насилия: «Мы не учли, что центральное правительство было абсолютно неспособно контролировать провинции, не учли огромный авторитет, который имели в провинциях полевые командиры». Генерал имеет в виду моджахедов, которые с американской помощью воевали еще против советских оккупантов.

Миссия в Афганистане стоила больших жертв, но нельзя говорить о ее провале

В 2007 году фон Бутлер окончательно понял, что в Афганистане идет настоящая война, остановить которую миссия ISAF не могла. Обеспечивать долговременную стабильность, убежден он, могут не солдаты, а только политически и экономически стабильное государство, которого в Афганистане не было.

Сегодня, по его выражению, Афганистан «висит на волоске». Миротворческая миссия НАТО превратилась в инструкторскую для афганской армии, американцы уже давно перестали говорить о строительстве там правового демократического государства. Нет больше иллюзий и у отставного немецкого генерала.

«Нам удалось, по крайней мере, достичь того, что от Афганистана в обозримом будущем не будет исходить угрозы для мирового сообщества, — подводит итог Карл-Хубертус фон Бутлер. — Это была международная миротворческая миссия, которая стоила больших жертв, но сказать, что все было зря, что все окончилось полным провалом, нельзя».

Историк: Бундесвер завяз в Афганистане, у ФРГ не было стратегического плана

«У Германии никогда не было стратегического плана для Афганистана, — указывает военный историк из Потсдама Зёнке Найтцель (Sönke Neitzel). — Речь шла все время о НАТО и внешнеполитическом весе Германии».

Он считает, что федеральный канцлер Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) отправил бундесвер в Афганистан, чтобы продемонстрировать солидарность с США после терактов 11 сентября, и рассчитывал через полгода вернуть немецких солдат домой. «О самих афганцах при этом думали в лучшем случае только во вторую очередь», — говорит Найтцель.

Но краткосрочной экспедиции не получилось. Бундесвер завяз в Афганистане, ситуация в котором становилась все более опасной. Позднее — на севере страны — талибы стали напрямую атаковать немецких военнослужащих. В 2009 году произошла дальнейшая эскалация ситуации, и бундесвер впервые в своей истории оказался вовлеченным в боевые действия.

Немецкие солдаты и их командиры, отмечает историк, проанализировавший их дневники и донесения, воевать были готовы. Не готово было правительство Германии: «Не хотели этого канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel), министр обороны и генеральный инспектор бундесвера». Официальный Берлин остался глух к требованиям военнослужащих немецкого контингента в Афганистане прислать подкрепление и тяжелые вооружения, напоминает Зёнке Найтцель: «Мы, мол, не вмешиваемся, это дело самих афганцев».

Солдаты бундесвера не могли оставаться в стороне

Но солдаты бундесвера, на которых нападали талибы, не могли «не вмешиваться». К тому же на них давили из ставки ISAF, требовали жестче расправляться с повстанцами. А в результате, говорит историк, немецкие военнослужащие оказались в положении «сидящих между всех стульев». Но и об их выводе из Афганистана в Берлине и слышать не хотели. «По политическим мотивам Германия хотела оставаться третьим по численности участником военной коалиции в Афганистане, чтобы иметь соответствующий вес в ЕС, в ООН, а главное — в НАТО», — говорит историк из Потсдама.

Союзники ФРГ были от такого противоречивого поведения в замешательстве и порой считали немецких солдат в Афганистане слабаками. «Но те, кто более или менее разбирался в ситуации, понимали — немецкие солдаты могут и готовы воевать, им просто не разрешают», — констатирует Найтцель. Причины немецкой сдержанности он видит в истории Германии: «События «третьего рейха» и Второй мировой войны до сих пор оказывают массивное влияние на немецкую политическую культуру. Но они используются и в качестве отговорки».

В итоге получается, что в международных миротворческих миссиях Германия «участвует чуть-чуть», и по возможности старается избегать вовлечения в боевые действия. Такое поведение, по словам историка, «разумеется, ужасно выводит из себя всех в НАТО».

Возникает вопрос: а зачем, собственно, Германия тратит по 45 миллиардов евро в год на содержание своих вооруженных сил — боевых частей, сил специального назначения и на закупку дорогостоящих боевых систем? Но от ответа на такой вопрос, критически замечает Найтцель, правительство Германии всякий раз старательно уходит, и афганский опыт его ничему не научил».

На этой неделе в Брюсселе состоялась встреча глав МИД стран НАТО, на которой в том числе обсуждался вопрос присутствия в Афганистане. Тем не менее, по итогам встречи глава альянса Йенс Столтенберг заявил, что окончательное решение по поводу вывода войск пока не принято.

25 марта президент США Джо Байден заявил, что вывести контингент из ИРА до 1 мая будет трудно по тактическим причинам, однако, по его словам, Вашингтон не намерен сохранять военное присутствие надолго.

Источник: http://ctc-rk.kz