РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

На днях глава федерального оборонного ведомства А.Крамп-Карренбауэр совершила визит в афганский Мазари-Шариф, где расположен лагерь Бундесвера.

Целью поездки была названа необходимость ознакомиться с положением дел на местах в свете принятого незадолго до этого правительством ФРГ решения продлить мандат германской миссии там до 31 января 2022 года.

Вместе с тем действия Берлина в значительной степени выдают неопределенность, царящую во властных кругах страны относительно вопроса о будущем вовлеченности германских военнослужащих в операцию НАТО «Решительная поддержка», что связано как с внутриполитической ситуацией, так и со стремлением дождаться формулирования контуров стратегии в Афганистане новой американской администрации.

Посещая лагерь Бундесвера, А.Крамп-Карренбауэр отметила, что германская сторона, наряду с союзниками, вносит важный вклад в стабилизацию Афганистана, прежде всего, севера страны. По ее словам, Берлин «готов и дальше поддерживать мирный процесс», однако стратегической целью ФРГ все же является постепенный вывод воинского контингента, что продиктовано в том числе необходимостью обеспечения безопасности военнослужащих.

При этом важно, что ранее в ходе дискуссий относительно судьбы миссии министр обороны подчеркивала, что ход переговоров между США и «Талибаном» может спровоцировать всплеск насилия, и тогда, цитируя представительницу старшей коалиционной партии ХДС «придется еще больше усилить защиту солдат», а именно риски для их жизни составляют одну из основ критики продления мандата со стороны оппозиции, что показали итоги дискуссии в Бундестаге 4 марта.

Взгляды правительственных партий ХДС/ХСС и СДПГ на судьбу участия Бундесвера в операции НАТО в целом сошлись, хотя мотивы, которыми их представители, занимающие министерские посты, руководствовались, все же разняться. Так, глава внешнеполитического ведомства ФРГ Х.Маас, давно агитировавший депутатов Бундестага поддержать мандат, в своих заявлениях делает акцент на двух аспектах, напрямую связанных со сменой президента США. Во-первых, по озвученным им еще в начале февраля и ожидаемо оправдавшимся прогнозам, переговоры команды Дж.Байдена с талибами к моменту истечения нынешнего мандата Бундесвера 31 марта завершиться не могли. Действительно, спецпредставитель США по Афганистану З.Халилзад отправился в регион лишь в начале марта. Соответственно, уход на текущем этапе для Германии означает невозможность извлечь дипломатическую выгоду из мирного процесса.

Во-вторых, несмотря на то, что представитель администрации Д.Трампа З.Халилзад был специально оставлен Дж.Байденом на посту переговорщика для демонстрации приверженности новой власти соглашению в Дохе, Пентагон не так давно обвинил «Талибан» в невыполнении обязательств, соответственно и США не считают себя скованными условием вывести контингент в рамках согласованных ранее 14 месяцев.

Таким образом, в краткосрочной перспективе теряет актуальность боязнь Берлина остаться в конфликте без реальной поддержки, поскольку мандат Германии предусматривает квоту в 1300 военнослужащих, что делает ее второй по численности контингента сразу за США, в то время как доля других партнеров несопоставимо меньше.

Вопрос об угрозе жизни военнослужащих Бундесвера для Х.Мааса, в отличие от А.Крамп-Карренбауэер, оттеснен на второй план. Однако он тоже в некоторой степени поставлен в зависимость от действий США, поскольку если американские военные остаются в Афганистане, а одно из основных требований администрации Дж.Байдена к талибам – отказ от терроризма и прекращение нападений на военных и местные силы обороны, то и заботится о безопасности США теоретически будут более тщательно. Хотя высока и вероятность реализации сценария германского министра обороны, при котором уровень насилия наоборот рискует дополнительно возрасти, что потребует от Берлина быстрой эвакуации.

Все сказанное так или иначе работает в рамках заявленного 10-месячного временного промежутка, оставляя ФРГ пространство для маневра, в том числе с учетом предстоящих в стране выборов. Однако афганская проблема намного серьезнее и шире, а значит, и ее урегулирование имеет все шансы затянуться на неопределенный срок. В связи с этим Германия по сути пытается подготовить несколько сценариев действий, от быстрого вывода своего контингента, до возможности продления его присутствия в Афганистане на более продолжительный срок. При этом определять курс в одиночку в Берлине опасаются.

В качестве главного ориентира при формулировании стратегии СДПГ хотела бы видеть Соединенные Штаты. Представитель партии, уполномоченная Бундестага по вопросам обороны Э.Хёгль подчеркивает, что «вне зависимости от того, какое будет принято решение, все шаги необходимо согласовывать с международными партнерами, особенно с США». При этом от Вашингтона Берлин ждет того, что политик назвала «предсказуемой перспективой». ХДС предпочитает более размытые формулировки о «трансатлантической общности», а также о том, что в контексте решения о мандате важен не только учет позиций администрации Дж.Байдена, но и то, что Германия – это «системообразующий игрок на севере Афганистана», а потому остальные участники «Решительной поддержки» на нее равняются.

Как ни странно, но долгосрочную перспективу пристальнее всех рассматривает крайне правая «Альтернатива для Германии». На фоне обсуждения мандата миссии Бундесвера в Бундестаге 4 марта, партия направила серию парламентских запросов. Первый из них подчеркивает необходимость вывода германских военнослужащих при вовлечении в то, что названо фракцией «продвинутыми переговорами с «Талибаном» и другими афганскими акторами и соответствующими международными организациями». Последнее вполне вписывается в курс страны в урегулировании других конфликтов, например, в Ливии, где ФРГ подчеркивает роль ООН и готовность оказать ей содействие. Второй не менее важный запрос касается общих расходов Германии на миссию в Афганистане, в том числе косвенных. Все, что на этом пока смогло ответить федеральное правительство, сводится к фразам «во всех сферах необходимы дальнейшие усилия» и «период с 2001 года не следует понимать, как историю непрерывного прогресса … международная поддержка, по крайней мере предотвратила дальнейшие ухудшения».

В целом внутриполитическая ситуация в ФРГ такова, что вопрос миссий Бундесвера за рубежом вполне может оказать воздействие на формирование партийных коалиций после выборов. При этом важно, что заметна тенденция на рост влияния нынешней оппозиции, как правого, так и левого толка, общим пунктом для которых является приоритет безопасности германских военнослужащих.

В подобных условиях для Германии наиболее предпочтительным является сценарий обеспечения себе места влиятельного игрока в дипломатическом процессе при постепенной реализации стратегии вывода Бундесвера. Впрочем, и на этом пути есть сложности. Связаны они с тем, что в числе главных направлений, в рамках которых работает германская сторона, заявлены защита прав гражданского населения, особенно женщин, повышение уровня их безопасности и вовлеченности в политическую и общественную жизнь, а также защита афганцев, оказывавших содействие германским военнослужащим, на основании чего после ухода бундесвера эти лица могут подвергаться преследованиям.

Решение указанных проблем в рамках заявленного 10-месячного срока мандата, как кажется, возможным не представляется. В связи с этим ФРГ придется иметь дело с проблемой предоставления убежища тем, кто относится к группам риска. Такие призывы уже звучат в экспертном сообществе, агитирующем в пользу прекращения военного присутствия в Афганистане. Однако реализация подобной программы может стать основанием для нового витка миграционного кризиса, что в условиях федеральных выборов прежде всего рискует пошатнуть позиции ХДС, поскольку именно действующего канцлера считают ответственной за проблему в целом, а также крайне правых антииммигрантских сил, которые не учитывают весь спектр германских обязательств по Афганистану в своих инициативах.

Источник: Институт Ближнего Востока