РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

Положение дел в ряде районов Ирака все еще остается напряженным, что связано главным образом с дестабилизирующей деятельностью террористической группировки «Исламское государство», а также нападениями на конвои и объекты международной антитеррористической коалиции во главе с США.

На всем протяжении февраля месяца иракская армия и формирования ополченцев при поддержке авиации международной антитеррористической коалиции во главе с США продолжали выявлять укрытия и опорные базы террористов ИГ на территории страны и наносить по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные операции с целью выявления подпольных групп джихадистов, однако искоренить их полностью пока не удается. В целом, учитывая малочисленность большинства бандформирований противника, войсковые мероприятия против боевиков ИГ, как правило, представляют собой небольшие по масштабу операции. Активно ведется поиск и задержания террористов и их руководителей.

Командование курдских сил пешмерга считает, что «Исламское государство» активизировало свою деятельность в Ираке. По его оценкам, в настоящее время число активных боевиков ИГ в стране составляет 1500 человек, исключая «спящие ячейки». «Террористическая группировка активизировала свою деятельность, в то время как Багдад и региональное правительство Курдистана еще не пришли к эффективному совместному механизму управления так называемыми спорными районами. Джихадисты уже используют «вакуум безопасности» в этих районах». Вместе с тем, курды полагают, что нынешние цели ИГ «менее амбициозны, чем они были в 2014 году».

Около 10 тыс. боевиков «Исламского государства», включая несколько тысяч иностранных террористов, продолжают действовать в Ираке и Сирии, заявил 10 февраля заместитель генерального секретаря ООН, глава Контртеррористического управления международной организации В.Воронков. Группировка «по-прежнему сфокусирована на возобновлении своей деятельности в Ираке и Сирии, где международное сообщество продолжает бороться с наследием так называемого халифата». По словам Воронкова, большинство террористов действуют в Ираке, где «продолжают затяжное восстание». «Эти недобитки представляют собой значительную, долгосрочную и глобальную угрозу. Они организованы в небольшие ячейки, скрывающиеся в пустыне и сельской местности, которые пересекают границу между двумя странами и совершают атаки»

Террористические ячейки сохраняются на Ближнем Востоке, в частности, «признаки возобновления некоторой активности ИГ наблюдаются в ряде районов Ирака» — заявил 24 февраля президент Ирака Б.Салих. «Мы уже наблюдаем признаки возобновления некоторой активности ИГ в иракских пустынях — около Мосула, в Анбаре, иногда в Киркуке и так далее. Я хочу сказать, что я не хочу недооценивать значение достигнутой победы, однако мы должны признавать, что миссию еще только предстоит выполнить полностью и окончательно. Без решения некоторых фундаментальных вопросов, таких как сирийских конфликт, как решение проблемы этих очагов и районов присутствия этих экстремистских групп, эту войну против терроризма <…> придется продолжать».

В феврале в Аппарате противодействия терроризму Ирака сообщили о смене полевых командиров в трех провинциях страны: Дияла, Киркук и Салах эд-Дин. «Ими стали молодые боевики, чьи имена пока неизвестны. Причиной назначения нового руководства в ячейках террористического подполья явилась потеря 14 лидеров».

Член комитета парламента Ирака по безопасности и обороне А.аль-Халака аль-Азави сообщил 18 февраля, что террористическое подполье ИГ увеличило количество снайперов на 70%.

По данным иракских разведывательных служб, боевики ИГ перегруппировываются на севере Ирака и все в большей степени начинают использовать женщин и подростков для обеспечения материально-технической поддержки своих действий в бассейне реки Хамрин.

В свою очередь, международные и иракские силы активизировали усилия по уничтожению сторонников «Исламского государства». Эта долина является «одним из самых важных» маршрутов снабжения ИГ в Северном Ираке, связывающих провинции Киркук и Дияла и пересекающих горный хребет Хамрин. Эти труднопроходимые и необитаемые горы имеют около 25-30 км в длину и 7-8 км в глубину и простираются между провинциями Салах-ад-Дин и Сулеймания на востоке и западе, Киркук на севере и Дияла на юге. При этом иракские силовики не имеют в этом районе постоянных баз базирования. ИГ вновь активизировало свои «спящие» женские ячейки. Организация, таким образом, снова делает ставку на деликатный статус женщин в иракском обществе в рамках логистических связей». Джихадисты в этом районе, безусловно, пользуются поддержкой местного суннитского населения и их отряды формируются в основном за счет местных жителей.

В последе время большинство нападений боевики «Исламского государства» совершали в пустынных районах Западного Анбара и Северной Найнавы, а также в спорных районах между управляемыми Багдадом и Эрбилем территориями. При этом примечательно, что большинство этих нападений обычно совпадают с эскалацией напряженности между федеральным правительством и властями курдской автономии. В течение многих лет «Исламское государство» использовало напряженность между Багдадом и Эрбилем для увеличения числа своих операций, поскольку большая часть ресурсов джихадистов находится в районах, которые считаются недостаточно безопасными: места, удерживаемые федеральными силами, с одной стороны, и силами пешмерга — с другой.

Вооруженные силы Ирака сообщили 28 февраля о начале масштабной контртеррористической операции. Руководство ею осуществляет премьер-министр страны М.аль-Казыми. В мероприятии задействована Служба по борьбе с терроризмом. Операция проводится сразу в нескольких регионах Ирака: Киркуке, Анбаре и Найнаве.

Сложная обстановка сохраняется в северной провинции Найнава, где не прекращаются вылазки боевиков «Исламского государства». В начале февраля в регионе при поддержке армейской авиации была проведена спецоперации «Львы Заевфратья». Ее целью являлся «поиск террористических элементов в пустынных районах», а также уничтожение баз террористического подполья». Частично операция проводилась и в соседней провинции Салах эд-Дин. 4 февраля 12 членов ИГ были захвачены силами безопасности провинции Найнава, а 8 февраля силам МВД удалось арестовать в различных районах региона 15 террористов, которые разыскивались за их причастность к «Исламскому государству» и участие в террористических актах против сил безопасности и граждан. Позднее Федеральное агентство разведки МВД Ирака сообщило о задержании 13 боевиков ИГ в провинции Найнава. Управление военной разведки Минобороны Ирака заявило 25 февраля об обнаружении схронов террористов в районе Синджар. В одном из тайников находилось около 200 взрывных устройств. В этот же день Объединенное оперативное командование ВС Ирака сообщило о проведении спецоперации в районе Аль-Интисар в центре города Мосул, административного центра Найнавы.

Напряженность сохраняется в расположенной к востоку от Найнавы провинции Киркук. В первой половине февраля иракские военные обнаружили к югу от Киркука шесть убежищ террористического подполья ИГ. 12 февраля иракские военные при поддержке сил международной антитеррористической коалиции провели спецоперации в районе городов Киркук и Тикрит, целью которых стали укрытия боевиков ИГ. Объединенное оперативное командование Ирака при поддержке сил коалиции 23 февраля провело спецоперацию в районе Вади Аш-Шай. Нанесено 8 авиаударов по укрытиям боевиков ИГ. МВД Ирака сообщило 23 февраля об успешном рейде на западе провинции Киркук: сотрудники федерального агентства разведки и следствия МВД раскрыли лагерь террористов ИГ. Представитель ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» 25 февраля заявил об отражении атаки боевиков ИГ в районе Кара Табба.

Напряженность сохраняется в провинции Салах-эд-Дин, расположенной к северу от Багдада. Федеральное агентство разведки МВД Ирака 14 февраля начало операцию «Возмездие», проводившуюся в провинциях Багдад и Салах эд-Дин. В ее рамках арестованы 9 боевиков ИГ, находившихся в розыске. МО Ирака 15 февраля заявило об атаке по пещерам террористического подполья ИГ в районе горного хребта Хамрин. Истребители F-16 ВВС Ирака нанесли 5 ракетных ударов по противнику. Ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» 23 февраля обнаружили арсенал террористического подполья на востоке провинции. В схроне были найдены самодельные взрывные устройства (СВУ).

Несмотря на неоднократное проведение правительственными силами спецопераций по зачистке территории от остатков бандформирований ИГ в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, боевики по-прежнему активно действуют в этом регионе, совершая нападения на правительственные войска и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби». Крупная антитеррористическая спецоперация началась 3 февраля в районе Хана на востоке провинции. Операция стала ответом на участившиеся нападения боевиков «Исламского государства». Боевики ИГ 4 февраля обстреляли опорный пункт 20-й бригады ВС Ирака в районе Зур аль-Гасала, в 75 км на северо-восток от Бакубы, административного центра Диялы. Спецоперация против боевиков ИГ была проведена 12 февраля в районе Ханакин. Однако уже 18 февраля боевики ИГ вновь атаковали позиции «Аль-Хашд аш-Шааби» в этом районе. Силы армии и федеральной полиции Ирака 24 февраля завершили совместную спецоперацию в 70 км на северо-восток от Баакубы. При этом авиация нанесла несколько ракетных ударов, уничтожив три убежища боевиков ИГ. Убиты не менее 20 боевиков. Объединенное оперативное командование ВС Ирака 28 февраля начало при поддержке боевой авиации новую операцию в районе Ханакин.

Объединенное оперативное командование ВС Ирака 11 февраля объявило о начале крупномасштабной спецоперации против террористического подполья ИГ в Багдаде, а также в Рамади (административный центр соседней провинции Анбар) и городе Самарра (провинция Салах эд-Дин). Район поисков затрагивал области к востоку от иракской столицы, остров Аль-Карама и озеро Сарсар. В операции принимали участие подразделения ВС Ирака и отряды ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» при поддержке авиации.

В прошедшем месяце сложная обстановка сохранялась в столице Ирака Багдаде и прилегающих к городу районах. В ходе операции по установлению безопасности в Багдаде, проведенной 7 февраля, было арестовано 13 террористов ИГ. Военные и ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» 21 февраля к северу от Багдада захватили десятки боевиков ИГ. Джихадисты, прятавшиеся в туннелях и пещерах, были задержаны в ходе антитеррористических операций в районе Тармия. «Зеленая зона» в центре Багдада 22 февраля подверглась ракетному обстрелу. Было выпущено, по меньшей мере, три реактивных снаряда.

В минувшем месяце в иракской столице не прекращались нападения на винные магазины и развлекательные заведения. Нападениям, как правило, подвергаются торговые точки, которые принадлежат христианам и курдам-езидам. Так, 1 февраля неизвестные напали на здание муниципалитета в районе Аш-Шааб. Этот взрыв стал третьим за сутки в Багдаде. Еще два прогремели в центре города: один возле массажного салона, второй рядом с магазином спиртных напитков. Два взрыва произошли в центре Багдада 24 февраля в районе Рагиба, где находятся склады алкогольной продукции. В росте количества атак на магазины спиртных напитков местные жители обвиняют шиитских ополченцев, которые хотят заставить владельцев этого бизнеса прекратить работу. Другие считают, что нападения являются частью жесткой конкуренции между участниками бизнеса.

Неспокойная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар. Здесь иракские военные и ополченцы практически постоянно проводят спецоперации против боевиков «Исламского государства» с целью обнаружения и ликвидации «спящих ячеек» джихадистов, схронов, а также джихад-мобилей. Тем не менее, силы боевиков продолжают регулярно нападать на блокпосты и колонны иракской армии, отряды «Аль-Хашд аш-Шааби». В частности, 9 февраля ВС Ирака арестовали на территории региона 24 террориста ИГ, а 12 февраля было уничтожено несколько пещер боевиков. Объединенное оперативное командование ВС Ирака 14 февраля объявило о рейде в Анбаре, в ходе которого был обнаружен схрон террористов с пусковой установкой и 12 ракетами. Кроме того, поисковая группа нашла 20 СВУ. Управление военной разведки (УВР) Минобороны Ирака 17 февраля сообщило об успешной спецоперации на западе провинции. Рейд проводился в районе города Хадита. Были изъяты 104 СВУ, а 25 февраля УВР заявило об изъятии еще одного арсенала террористов. В тайнике обнаружили 21 СВУ и 120-мм миномет. 7 человек были убиты 28 февраля в результате взрыва заминированного автомобиля в одном из населенных пунктов близ города Рамади.

Таким образом, по состоянию на 1 марта 2021 года боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

Активно действовала в феврале иракская военная авиация, особенно в провинциях Киркук, Дияла, Салах-эд-Дин и Найнава, а также в окрестностях Багдада.

Авиация международной коалиции во главе с США в прошедшем месяце неоднократно наносила удары по позициям и объектам ИГ в различных районах Ирака. Так, 2 февраля авиация коалиции ликвидировала боевика, ответственного за январский теракт в Багдаде. Был нанесен авиаудар по району Абу-Грейб к западу от Багдада, в результате чего был убит террорист Джаббар Али Файяд, руководившего действиями боевиков в Южном Ираке. 17 февраля авиация западных союзников нанесла удар по боевикам ИГ в центральной части провинции Салах эд-Дин. Удары по целям «Исламского государства» наносились авиацией коалиции и в некоторых других районах Ирака.

На всем протяжении минувшего месяца в различных районах Ирака постоянно совершались нападения на конвои, перевозящие грузы для войск США и сил международной антитеррористической коалиции. При этом в Вашингтоне считают, что за нападениями на американские силы в Ираке стоят поддерживаемые Ираном группировки шиитского ополчения.

4 февраля в южной провинции Бабиль была взорвана колонна автомобилей, перевозивших груз коалиции, а 7 февраля в этой же провинции у города Аль-Мусайб была атакована колонна бронетехники ВС США. Еще одна атака на колонну снабжения сил коалиции в провинции Бабиль была совершена 25 февраля. Взрывное устройство сработало 10 февраля на пути следования конвоя сил коалиции» в районе Эль-Юсуфия к югу от столицы. Еще одно СВУ было подорвано на пути следования колонны коалиции к югу от Багдада 15 февраля. Нападение на колонну снабжения коалиции было совершено 18 февраля в южной в провинции Ди-Кар. По меньшей мере, один человек пострадал в результате ракетного обстрела военно-воздушной базы в городе Балад, расположенном к северу от Багдада. По объекту было выпущено, по меньшей мере, 3 ракеты.

Наиболее резонансным терактом стал ракетный обстрел района аэропорта Эрбиля, где расположена военная база США. Это произошло 15 февраля. По району аэропорта было выпущено примерно 5 ракет. В ходе обстрела погиб один человек, а шестеро получили ранения. Тегеран сразу же отверг какую-либо причастность к ракетному обстрелу в Эрбиле. В Вашингтоне заявили: «Мы воспринимаем эти атаки очень серьезно». Специалисты выясняли «специфику этих нападений: кто стоит за ними, а также связаны ли они с предыдущими атаками или нет. В частности, есть ли связь между ракетной атакой 22 февраля в Багдаде и обстрелом Эрбиля».

22 февраля в американском Госдепартаменте сообщили: «Что касается нашего ответа, то он будет взвешенным, мы сами определим время и будем использовать сочетание инструментов тогда и там, где мы сами выберем. Мы не станем выплескивать гнев и создавать риск эскалации, которая играет на руку Ирану и способствует их попыткам еще сильнее дестабилизировать Ирак. Любой ответ будет дан в координации с иракскими партнерами и в координации с коалицией». При этом утверждалось, что ракеты, которые были использованы в недавних нападениях, были «сделаны в Иране и поставлены Ираном». В целом в Вашингтоне считают, что борьба с иранским присутствием в Ираке и поддерживаемыми Тегераном вооруженными отрядами должна быть продолжена. «Мы должны заняться вопросами вооруженных отрядов, действующих при поддержке Ирана, и дестабилизирующей активности Ирана в Ираке. Эти группы подрывают доверие общества к властям в преддверии выборов в октябре 2021 года и мешают иракцам получать экономическую помощь и инвестиции».

24 февраля президент США Дж.Байден в телефонном разговоре обсудил с премьер-министром Ирака М.аль-Казыми последние ракетные обстрелы на территории Ирака в отношении войск международной коалиции. Стороны согласились в том, что «виновные в этих нападениях должны понести всю ответственность». Глава Белого дома подтвердил поддержку суверенитета и независимости Ирака. Два лидера «рассмотрели важность продвижения стратегического диалога и расширения сотрудничества в ключевых областях» и договорились поддерживать тесные контакты в ближайшее время.

В ночь с 25 на 26 февраля американские самолеты нанесли удар по объектам проиранских шиитских группировок, причастных к ракетному обстрелу Эрбиля 15 февраля. Атаки подверглись цели боевиков на территории Сирии недалеко от границы с Ираком. По словам главы Пентагона О.Ллойда, цель для нанесения удара была вычислена, в том числе, благодаря разведданным, предоставленным иракской стороной. «Мы позволили иракцам провести расследование и получить разведданные для нас, и мы поощряли их усилия, и они были нам очень полезны для установления точного местонахождения цели». Позднее в Пентагоне сообщили: «Правительство Ирака проводило расследование о том, кто осуществлял за последние дни и недели ракетные запуски по их территории. Но мы не использовали иракскую информацию для разработки целей наших ударов этой ночью». Со своей стороны, Минобороны Ирака заявило, что Багдад не предоставлял разведывательные данные Вашингтону перед авиаударами США по объектам проиранских групп в Сирии. Как добавили в военном ведомстве, сотрудничество Багдада с силами коалиции ограничивается борьбой с ИГ.

Недавний ракетный удар по американской военной базе в районе Эрбиля был направлен на «предупреждение курдским властям» и не имел в виду послание США, заявили на условиях анонимности некоторые командиры поддерживаемых Ираном вооруженных группировок в Ираке. Однако они настаивали на том, что им неизвестно, кто именно осуществил 15 февраля ракетный удар по Эрбилю. По оценке ряда экспертов, «нападение на базу стало итогом не только внутрикурдской борьбы, но и стремлением со стороны Тегерана и подконтрольных ему шиитских групп (они возможно и не стреляли сами, но закрыли глаза на приготовления к обстрелу боевиками тех же ПСК или РПК) послать Нечирвану Барзани (президенту иракской курдской автономии, — авт.) соответствующий сигнал о недопустимости его заигрывания с Анкарой.

После атаки в Эрбиле американцы ужесточили меры безопасности на своей крупнейшей в Ираке авиабазе «Айн аль-Асад» в провинции Анбар. В рамках мер предосторожности на авиабазе «активизировали воздушную разведку в небе над районом, прилегающем к базе, запустив аэростат наблюдения в южной части базы, прилегающей к реке Евфрат, и усилили патрули иракской армии». Военные США «ужесточили процедуры инспекции и проверки для всех филиалов и рабочих, входящих на базу, и не допустили многих рабочих до дальнейшего уведомления». Американское командование также повысило уровень угрозы военнослужащим США в Ираке на фоне возможного ответа на авиаудар американских ВВС по объектам проиранских групп в Сирии.

Иракское правительство прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, привел к сокращению военных расходов. Политические наблюдатели отмечают, что средств не всегда хватает даже на поддержание в достаточной боеготовности элитных подразделений вооруженных сил.

Как показывает ход войсковых операций против боевиков «Исламского государства», на сегодняшний день боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, в целом остается недостаточно высокой. И хотя иракские власти неоднократно отмечали возросший профессионализм своей армии и сил безопасности, однако нынешний всплеск активности террористов «заставляют усомниться в готовности иракцев самостоятельно справляться с внутренней угрозой».

Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и продолжающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

В Ираке продолжается обсуждение вопроса о выводе иностранных войск с территории страны. По словам президента республики Б.Салиха, дальнейшее присутствие иностранных сил в Ираке будет обсуждаться, в том числе с американской стороной с учетом необходимости не допустить возрождения «Исламского государства» в регионе. При этом, в конечном счете, именно иракские силы должны начать «самостоятельно выполнять работу».

В то же время влиятельный шиитский политик и богослов М.ас-Садр заявил, 10 февраля, что «оккупанты» США должны уйти из Ирака, а новая администрация США должна начать переговоры с иракскими властями о выводе своих войск. М.ас-Садр отметил, что он рассматривает американские войска как «оккупантов», потому что они все еще находятся в Ираке, не смотря на то, что шиитское большинство иракского парламента в прошлом году приняло резолюцию о выводе иностранных войск. Он также отметил попытки нормализовать отношения между Ираком и Израилем, в рамках которых в Ирак, якобы, уже назначен посол. Шиитский деятель пообещал преследовать израильского дипломата в случае его прибытия в Багдад. «Пусть приедет [в Ирак], если он посмеет», сказал ас-Садр.

В минувшем месяце американские военные продолжали активно перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии американцы военные переправляли на территорию Ирака зерно и другие сырьевые материалы.

Министры обороны стран НАТО на видеоконференции 18 февраля приняли решение об увеличении в восемь раз численности миссии альянса по подготовке иракской армии в этой стране — с 500 до 4 тыс. человек. Расширение миссии будет осуществляться поэтапно в течение нескольких месяцев. При этом она сохранит статус тренировочной, войска в ее составе не будут принимать участие в боевых операциях. Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг отметил, что командование расширенной миссией НАТО в Ираке будет осуществлять Дания. «Мы делаем это по приглашению иракского правительства. Эффективная подготовка иракской армии является лучшей гарантией того, что ИГ больше не сможет вернуться в Ирак». Миссия союзников, включая Великобританию, Турцию и Данию, возглавляемая датским командующим, рассматривается как более приемлемая для иракцев, чем американские учебные силы. Возглавляемая США международная коалиция по-прежнему будет обеспечивать поддержку наблюдения и наносить авиаудары, чтобы помочь иракским силам безопасности преследовать спящие ячейки ИГ в пустынных или горных районах.

Советник по национальной безопасности Ирака К.аль-Араджи сообщил 21 февраля, что «Ирак заинтересован в обмене опытом [с альянсом] в сфере борьбы с экстремистскими группировками». Это направление сотрудничества «очень важно, так как террористическая организация ИГ, остатки которой действуют на иракской территории и все еще представляет угрозу для безопасности страны».

Любое увеличение сил НАТО в Ираке может проводиться только по просьбе руководства этой страны, заявил 21 февраля командующий миссией альянса в республике датский генерал П.Ольсен.

Правительство Ирака приняло 25 февраля постановление о полном запрете на передвижения между провинциями страны в целях предотвращения распространения коронавируса. Исключения предоставлены только случаям, «связанным с гуманитарными целями, а также с выполнением своих профессиональных обязанностей представителей государственных министерств и ведомств».

Полмиллиона беженцев и временно перемещенных лиц, которые в период оккупации части территории Ирака группировкой ИГ оказались в палаточных лагерях, будут включены в программу правительства по вакцинации от коронавируса.

Источник: Институт Ближнего Востока