РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

О серьёзном ухудшении ситуации в Афганистане в своей статье под названием «Всё тревожнее» пишет сегодня Николай Пахомов, политолог, на сайте Afghanistan.ru.

По его словам, разногласия между Соединёнными Штатами и администрацией Карзая по поводу заключения соглашения о статусе американских сил вызывают всё большую международную озабоченность. Хотя в Вашингтоне уверены, что соглашение будет заключено — если не с Карзаем, то с его преемником — эксперты сомневаются, что оно сможет предотвратить серьёзное ухудшение ситуации в Афганистане уже в краткосрочной перспективе.

В последние дни 2013 года в прессу просочились (возможно, «утечка» была намеренной) оценки американских спецслужб, согласно которым даже при условии сохранения в стране небольшого иностранного контингента, статус которого и должен быть определён пресловутым соглашением, позитивные результаты иностранного присутствия в Афганистане могут быть утрачены уже к 2017 году, — считает политолог и отмечает, что со схожими оценками выступил и командир сухопутных сил Великобритании, генерал Питер Уолл, который заявил, что если уход британских военных произойдёт, как и планируется, в 2014 году, провинция Гельманд, за которую сегодня отвечают британцы, очень быстро окажется под контролем талибов.

В случае же если соглашение не будет заключено вообще, по американским оценкам, хаос в Афганистане наступит ещё быстрее. В составлении соответствующего доклада приняли участие представители 16 американских спецслужб. Помимо этого в докладе также отмечается, что одним присутствием военных дело не ограничится — Кабулу будет необходима также дальнейшая финансовая поддержка, — напоминает он.

Американские элиты и избиратели сегодня всё больше понимают, что за годы военного присутствия в стране, вложив столько средств, Вашингтон так и не сумел принципиально изменить ситуацию в Афганистане к лучшему. В значительной степени положение в Афганистане ещё хуже, прежде всего потому, что в отличие от Ирака отсутствуют дееспособное национальное правительство и местные серьёзные силовые структуры, способные бороться с возвращением к власти талибов, а в страну — «Аль Каиды», — пишет Пахомов.

Несмотря на все разговоры о реальном или мнимом повышении боеспособности афганских силовиков в последнее время, нельзя не признать, что верность командиров и бойцов этих частей кабульским властям и, уж тем более, международным договорённостям — дело пока очень сомнительное. Например, сейчас новые, афганские руководители тюрьмы в Баграме намерены отпустить 88 заключённых, которых американцы считают крайне опасными. Американские официальные лица изо всех сил протестуют против освобождения, однако афганские власти твёрдо намерены продемонстрировать свою самостоятельность, — отмечает он.

Американцам в нынешней обстановке остаётся только посочувствовать: тяжёлое наследие иракской войны с каждым днём всё более громко заявляет о себе, Карзай капризничает, ситуация в Афганистане становится всё сложнее, а стратегические решения о будущем Афганистане нужно принять. За Бараком Обамой ранее уже было замечено стремление оттянуть неприятные внешнеполитические решения, однако, представляется, что с Афганистаном долго размышлять не получится — обстановка становится всё более напряжённой, негативные последствия любых промедлений сегодня очевидны для всех, — заключает политолог.

На днях на юге Ливии появилась группировка наемных боевиков, все еще преданных бывшему лидеру страны Муамару Каддафи, которые спровоцировали вооруженный конфликт с властями. Хотя в настоящее время ситуация была взята под контроль, однако обстановка с безопасностью в этой североафриканской стране все-таки вызывает тревогу.

Аналитики указывают, что вспыхнувшие в южных районах столкновения на самом деле отражают в целом тревожную обстановку в Ливии. После прекращения войны там ситуация так и не стала спокойной. Поэтому народ в этой стране, где везде распространено огнестрельное оружие, более всего ожидает мирной жизни.

Группа боевиков, подчиненных наемным формированиям бывшего главы государства Муаммара Каддафи, 18 января совершила нападение на базу ВВС недалеко от городка Себха на юге страны. После этого парламент Ливии объявил о введении чрезвычайного положения и временное правительство направило на юг дислоцированные в районе Мисураты войска. Позже в тот день премьер-министр страны Али Зейдан заявил, что ситуация в районе Себхи взята под контроль.

Себха находится в южной части Ливии, примерно в 800 км от столицы Триполи. Этот город расположен недалеко от границы с Чадом и Нигером. Напомним, что после окончания войны в Ливии, третий сын М. Каддафи — Саади нашел убежище на нигерской территории и в настоящее время его поддерживает там группа наемников из Чада и Нигера. Ливийские власти пытаются добиться его экстрадиции на родину, однако на свою просьбу еще не получили ответа.

По словам обозревателей, остатки преданных М. Каддафи наемных формирований до этого неоднократно совершали трансграничные нападения на военные объекты на ливийской территории. Нынешняя атака была направлена, по всей вероятности, на создание новых беспорядков в стране, где обстановка остается тревожной, чтобы лишить население уверенности в правительстве.

С октября 2011 года, после завершения военной операции в Ливии, ситуация в этой североафриканской стране остается неспокойной. Сначала там вспыхнул конфликт между остатками преданных М. Каддафи формирований и ополченцами из разных районов; затем в 2012 году продолжились столкновения между вооруженными формированиями различных племен, а в сентябре того же года консульство США в ливийском городе Бенгази подверглось террористическому нападению, в результате которого погиб американский посол; с начала 2013 года экстремистские религиозные группировки, базирующиеся в Бенгази, неоднократно посягали на жизни сотрудников правительства и военнослужащих, в мае ополченцы Триполи блокировали здания МИД и МВД, а в октябре был похищен А. Зейдан; в ноябре того же года правительственная армия оказалась втянута в крупномасштабный конфликт с ополченцами из Мисураты.

В настоящее время ситуация с безопасностью в Ливии гораздо хуже, чем до войны. Грабеж и похищения — обычные явления здесь, даже корр. агентства Синьхуа лично был трижды ограблен.

Аналитики указывают, что нападения со стороны остатков преданных М. Каддафи формирований, борьба «братьев-мусульман» и правительства во главе с А. Зейданом за власть, сложные отношения между более чем 100 племенами, отказ ополченских формирований сдать оружие и переформироваться являются важными причинами продолжения беспорядков в Ливии.

10.01.2014

Атака на популярный ливанский ресторан в центре афганской столицы вечером в пятницу 17 января была похожа на дерзкую акцию партизан в тылу врага: сначала закидать ничего не подозревающего противника гранатами, а потом в упор, из автомата, добить оставшихся в живых. С той только разницей, что вместо гранаты в ход был пущен смертник, а врагами были безоружные иностранцы, женщины и молодая афганская супружеская пара, только что проведшая медовый месяц.

Такая нынче война. И не только в Афганистане. Но только талибы, входя в «смертный контакт» со своими жертвами, так отвечают на бесконтактные атаки американских беспилотников-«дронов». И в этой войне, похоже, победа не на стороне современных технологий. Оружие доинновационной эры, старые «калашниковы», оказывается эффективнее в руках тех, для кого собственная жизнь еще ничтожнее чужой…

Неисчислимые ресурсы смертников

Трое талибов были среди тех восьми афганцев, что погибли в результате нападения на La Taverna du Liban. И еще 13 иностранцев – граждане Великобритании, Канады, Ливана, США и России. Ресторан ливанской кухни любили посещать иностранные дипломаты и состоятельные афганцы, он был расположен в хорошо охраняемом районе Вазир Акбар Хан рядом с посольствами Таджикистана и Канады.

Столь кровавой «жатвы» среди иностранцев, пожалуй, талибы еще не имели за все 10 с лишним лет их войны с западным военным присутствием в Афганистане.

«Талибан» сразу взял на себя ответственность за нападение на ресторан. Талибы, согласно заявлению их представителя, отомстили за жертв американского авиаудара, совершенного двумя днями ранее в провинции Парван, – тогда погибли 14 гражданских лиц, среди которых были женщины и дети.

Как считает американская «Нью-Йорк таймс», атака талибов, организованная и успешно проведенная в хорошо охраняемом центре Кабула всего за два дня, красноречиво свидетельствует как о военных, так и – в прямом смысле – о человеческих ресурсах «Талибан», которые они готовы использовать в любой нужный момент. Независимо против кого – иностранцев, военных либо гражданских, или своих соотечественников, представителей афганских властей.

Подобные реалии ставят под сомнение утверждения представителей НАТО и командования Международных сил содействия безопасности в Афганистане (МССБ) о том, что подготовленные и обученные ими афганские силы национальной безопасности, в количестве почти 300 тысяч человек, готовы взять под свой контроль ситуацию в стране после вывода основной части контингента МССБ.

Если, конечно, не предположить, что эти национальные силы безопасности в большинстве своем не перейдут под контроль талибов…

Кровавый теракт 17 января произошел меньше чем за три месяца до намеченных на начало апреля президентских выборов в Афганистане. И если называть вещи своими именами, то следует сказать, что атакой на модный ливанский ресторан «Талибан» сделал серьезную заявку на победу на этих выборах.

Конечно, нам известно, и сами талибы пару недель назад подтвердили: их кандидатов в президенты нет среди баллотирующихся на выборах. Но правда и то, что среди тех, кто идет на выборы, нет ни одного, кто решился бы заявить, что он победит, несмотря на противодействие проталибских сил.

Вероятнее всего, преемником нынешнего президента Хамида Карзая станет тот, кто, в той или иной мере, поддерживается «Талибаном» или… боится талибов.

Афганская тактика строится на архаике

Именно этими причинами можно объяснить то беспрецедентное упорство, с которым Карзай продолжает отказываться подписать уже практически готовое соглашение о стратегическом сотрудничестве с США, которое позволило бы американцам не только оставить часть своих военных контингентов в Афганистане, но и продолжать оказывать ему обещанную многомиллиардную финансовую помощь.

Карзай надеется, и не без оснований, что такая тактика позволит ему провести в президенты своего ставленника, которому он обеспечит свою поддержку в ореоле защитника национальных ценностей и интересов.

Можно сколько угодно говорить, что Карзай серьезно рискует своим политическим будущим и даже личной безопасностью, даже блефует, продолжая эту опасную игру с Вашингтоном. Но после теракта 17 января и той гневной отповеди Карзая двумя днями раньше в адрес Вашингтона с требованием прекратить атаки, жертвами которых становится мирное население, тактика афганского президента уже не кажется столь безрассудной…

Это просто афганская тактика. Она исходит из внутриафганского взгляда на действительность (или такого взгляда, навязываемого талибами), в которой нет места чужеземцам, во всяком случае, настолько значительного, которое они занимают сегодня.

Понятно, что такой взгляд разделяют далеко не все афганцы. Более того, возможно, большинство их понимает, что без внешней помощи стране не удастся выбраться из трясины гражданских войн и сопротивления иностранным оккупантам, длящихся уже более 30 лет.

Однако архаика, в которой пребывает значительная часть афганского общества, радикальный политический и религиозный экстрим, пустивший в нем корни за годы пребывания в стране «Аль-Каиды», не оставляют надежд на сохранение благоприятной и лояльной атмосферы для безопасного пребывания в стране иностранцев. Во всяком случае, в ближайшие годы…

Россияне снова гибнут в Кабуле

Жертвой такой ксенофобской реакции стал и российский дипломат Вадим Назаров, многие годы работавший в Миссии ООН в Афганистане, пришедший в тот злополучный пятничный вечер со своими коллегами поужинать в ливанскую таверну. 8 февраля ему бы исполнилось 60 лет, юбилей он собирался отметить в Москве со своей семьей. Его тут ждали жена и два взрослых сына… И, конечно, друзья.

Один из них, известный российский дипломат Бахтиер Хакимов, знавший Вадима с 17 лет (они жили в одной комнате в общежитии МГИМО) и проработавший с ним плечом к плечу многие годы, в том числе, и в Афганистане, говорит, что Назаров был, в первую очередь, настоящим другом, надежным и преданным. А еще – очень тонким и душевным человеком, рядом с которым было всегда комфортно и интересно.

Назаров, блестящий знавший дари, самый распространенный среди афганцев фарсиязычный диалект, уехал в свою последнюю афганскую командировку еще в 2005-м. Хакимов считает, что работать в Афганистане ему было не только легко, но и важно потому, что по духу и воспитанию он был интернационалистом, мама – русская, папа – таджик.

Кыргызский дипломат Талатбек Масадыков, работающий политическим директором Миссии ООН в Афганистане, рассказывая в интервью «Нью-Йорк таймс» про своего друга и коллегу, говорил о том, что Вадим Назаров работал в самой деликатной сфере, налаживал политические контакты между афганским правительством и «Талибан». Удивительно и трагично, что именно такой миротворец стал жертвой талибов.

Я был знаком с Вадимом еще с 1990-х, последний раз мы виделись с ним осенью прошлого года в Бишкеке на конференции по Афганистану, договаривались о встрече в Кабуле…

В ливанской таверне погибли еще три сотрудника Миссии ООН, глава представительства МВФ в Афганистане 60-летний ливанец Вабель Абдалла, проработавший в Кабуле шесть лет, американский профессор Александер Петерсон, только недавно приехавший читать лекции по политологии в кабульском университете.

«…Такие целенаправленные нападения на гражданских лиц абсолютно неприемлемы, – заявил после кабульского теракта генсек ООН Пан Ги Мун. – Они должны быть прекращены немедленно».

Когда-то, в середине 1990-х, когда талибы впервые пришли к власти в Кабуле, они очень хотели занять в ООН место изгнанного тогда ими из афганской столицы президента Раббани. Строителей исламского халифата в Афганистане тогда там не захотели признавать. Теперь они отвечают ООН тем же.

21.01.2014

«Кабульский Лис» Хамид Карзай, похоже, решил в одиночку добиться того, чего за 12 лет не смогли сделать движения Талибан, «Хезб-и-Ислами» (Исламская партия Афганистана) и другие группировки вооруженной афганской оппозиции. Если в ближайшие 30 дней действующий афганский президент не поставит свою подпись под соглашением о безопасности с Соединенными Штатами, то, в соответствии с обещаниями представителей Белого дома, американские войска начнут полную эвакуацию из Афганистана. Так называемый «нулевой вариант» — полный вывод сил США и НАТО из Исламской Республики Афганистан (ИРА) – кажется, уже не является политической фантастикой.

«Арабская революция» Хамида Карзая: «Кабульский Лис» завершает сеанс одновременной политической игры с США и Талибаном

Андрей Серенко, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА)

Афганистан.ру

29 января

Если это произойдет, то уходом американцев с подножий Гиндукуша Афганистан будет обязан не боевикам муллы Мохаммада Омара, семейства Хаккани и Гульбеддина Хекматияра, а бывшей «вашингтонской марионетке», как «яростные муллы» все последние годы уничижительно называли Хамида Карзая. Действующий афганский президент может, в конечном итоге, оказалась более опасным для западного проекта в Афганистане, чем все радикальные и вооруженные исламисты вместе взятые.

Имиджевая перезагрузка афганского президента

Судя по поведению Хамида Карзая на ноябрьской Лойя-Джирге (Совете национальных представителей ИРА) и сразу после нее, афганский президент не намерен подписывать проект соглашения с американцами. Хотя это соглашение и получило одобрение большинства афганских племенных старейшин и региональных авторитетов, а накануне Лойя-Джирги сам Карзай обещал принять любое ее решение.

Афганские и зарубежные эксперты, анализирующие неожиданный политический кульбит и упрямство афганского президента, в основном объясняют его стремлением Карзая «еще немного поторговаться с Вашингтоном». Дескать, Карзай, известный своей политической хитростью, просто вымогает у американцев очередные уступки (в конечном счете, финансовые, а также политические гарантии для себя и своего клана после президентских выборов 2014 года), и как только он вытрясет все, что ему необходимо из доверчивых вашингтонских партнеров, то немедленно подпишет одобренное Лойя-Джиргой соглашение.

Признавая логику этих интерпретаций, тем не менее, не покидает ощущение того, что на этот раз Хамид Карзай затеял какую-то необычную игру. И что ставки в этой игре не ограничиваются шантажом американцев относительно освобождения из тюрьмы Гуантанамо нескольких десятков пленных талибов и плохо скрываемым требованием поддержки карзаевского кандидата на президентских выборах в апреле 2014 года.

Объяснение поведения Карзая его внезапной неадекватностью («президент сошел с ума»), что иногда можно услышать от системных афганских оппозиционеров, конечно, может вызывать некоторый интерес. Однако, опыт двух президентских сроков «Кабульского Лиса», скорее, свидетельствует о том, что он гораздо более силен умом, чем все его критики.

Поэтому, анализируя разворачивающуюся сегодня в Кабуле интригу вокруг неожиданного «ноябрьского восстания», «Акрабской революции» Хамида Карзая, очевидно, следует исходить из принципа вменяемости и адекватности ее главного участника.

Хотя начало карзаевского политического переворота произошло в ноябре 2013 года, в самом конце месяца акраб, однако, своей кульминации он достигнет уже в декабре. Представляется, что именно в месяц каус по афганскому календарю Хамид Карзай и разыграет главную политическую партию. Причем, как это обычно бывает, сыграет ее на нескольких «шахматных» досках. «Если вы проигрываете партию на одной доске, сыграйте ее на другой», — советовал еще лет десять назад автору этих строк президент Международной шахматной федерации FIDE Кирсан Илюмжинов. Наверняка, политический гроссмейстер Карзай не хуже Илюмжинова понимает правоту этой истины.

Впрочем, свою «акрабскую партию» Хамид Карзай начал играть уже давно, задолго до последнего заседания Лойя-Джирги. Оставаясь основным политическим партнером для западных союзников, около двух лет назад «Кабульский Лис» начал свою собственную политическую трансформацию. С тех пор Карзай последовательно и методично реализует проект личной имиджевой перезагрузки, осуществляя транзит от образа «американской марионетки» к статусу суверенного политика, с претензией на роль национального лидера в новом постамериканском Афганистане.

Постамериканский Афганистан: бумеранг архаики возвращается

Каким будет этот Афганистан? Очевидно, что в нем будет «меньше Запада» — меньше демократии, меньше борьбы за права и свободы, прежде всего, для женщин, меньше городского образа мышления и городского, то есть прозападного образа жизни. В постамериканском Афганистане будет больше традиционализма, политической, культурной, религиозной архаики. Конечно же, в нем будет больше ислама, больше шариатского духа, больше авторитаризма и новой политической жестокости – как политического стиля, стиля власти.

Постамериканское афганское общество практически обречено на реванш «сельского Афганистана», антигородского образа жизни, который никогда и никуда не исчезал в афганской глубинке, не смотря на все волны западной модернизации начала 21 века. Афганская глубинка, огромное сообщество носителей традиций, перестают быть политической периферией, и заявляют о своих правах на политическое доминирование. И эта заявка лишь отчасти связана с реанимировавшимся Талибаном, а также «Хезб-и-Ислами»: афганская архаика будет существовать, даже когда и тени Талибана не останется на афганской земле, как не осталось на ней сегодня по-настоящему живых следов коммунистической эпохи. Сказания, мифы, легенды об НДПА, Бабраке Кармале, докторе Наджибулле и советско-афганской дружбе – это одно, а политическая реальность, где от этих образов не осталось ничего, кроме звенящей пустоты, заполненной афганской архаикой, это совсем другое.

Иногда создается ощущение, что афганская архаика периодически как бы нарочно идет на временное отступление перед очередным проектом модернизации страны, запуская его энергии и ресурсы внутрь глубоко традиционалистской цивилизации. Чтобы потом, напитавшись этими ресурсами и энергиями, словно расчетливый вампир, лет через 10-15, одним ударом покончить с наивными романтиками-модернизаторами, и актуализировать свернувшуюся до поры в афганских деревнях и горах религиозную и национальную архаику. При этом процесс разрушения модернизационного наследия сам превращается в исторический и политический «энергоноситель», «горючее», в пламени которого возрождаются традиционализм и религиозный консерватизм.

Сегодня Хамид Карзай пытается возглавить эту новую консервативную, традиционалистскую революцию, взять под контроль ее бессознательные и таинственные энергии. «Кабульский Лис» примеряет на себя новую афганскую архаику, понимая, что остановить ее расползание по стране уже невозможно. Это первый закон афганской политической термодинамики: модернизация в Афганистане обречена на откат и на возвратную волну традиционализма. Остановить удар этой возвратной консервативной и даже реакционной волны трудно, а до сих пор было невозможно. И Карзай не собирается это делать. Он пытается возглавить то, что остановить нельзя — возвратное движение афганской традиции.

Наверное, в европейском восприятии эта логика Карзая напоминает «русскую рулетку», игру со смертью. Но есть ли у него выбор в историческом измерении? Еще на десять лет задержать в стране западные войска, являющиеся защитниками очередного модернизационного эксперимента? На этом варианте сегодня настаивают не только большинство делегатов Лойя-джирги, депутатов национального парламента, системной оппозиции, прежде всего, из числа вождей бывшего «Северного альянса», молодое поколение Афганистана, в значительной степени сформировавшееся в период западного военного присутствия. К этому варианту призывал Карзая председатель Лойя-Джирги, первый президент посткоммунистического Афганистана Сибгатулла Моджаддеди, угрожавший хозяину дворца «Арг» эмиграцией из страны, если тот не подпишет соглашение с американцами. Этот вариант Карзай наверняка также рассматривает, и согласится на него, если его главная политическая «партия» будет проиграна в ближайшие 30 дней. Но пока он, судя по всему, от главной игры, где спарринг-партнером для него является афганская архаика, не отказался.

Может ли в принципе быть эта партия успешной для Карзая? Моджаддеди не стал дожидаться ответа и уже исполнил свою угрозу-обещание, отправившись 28 ноября 2013 года в добровольное изгнание в Данию.

«Кабульский Лис» ищет партнеров в Талибане

В чем может заключаться политическая комбинация «Кабульского Лиса», вступившая в свою кульминационную фазу в последний день ноябрьской Лойя-Джирги?

Напомним, Хамид Карзай озвучил по итогам Лойя-Джирги едва ли не все требования к американцам и Западу, которые могли бы на его месте озвучить талибы. Тем самым Карзай продемонстрировал Талибану и традиционалистскому общественному мнению, ориентированному на ценности архаики, что он, Карзай, может сегодня добиться того, чего за 12 лет не смогли добиться талибы – заставить уйти из Афганистана военных США и НАТО. Талибану эта задача оказалась не по плечу. Карзай же сегодня оказался едва ли не в двух шагах от ее успешного решения. Во всяком случае, это подтвердила помощник американского президента Сьюзан Райс, побывавшая на днях в Кабуле, и пообещавшая «нулевой вариант», если до новогодних праздников Карзай не поставит свою подпись под договором с Вашингтоном.

Однако, довести до конца свою интригу с выдавливанием американских войск из Афганистана Хамид Карзай не может без поддержки талибов. Получение такой поддержки – это стратегическая цель нынешней главной карзаевской игры.

Афганский президент в последние несколько дней продемонстрировал не только талибам, но и гораздо более многочисленным консервативно-традиционалистским группам свою решимость и способность создать такую политическую ситуацию, при которой западные военные силы будут вынуждены уйти из Афганистана. Причем, нынешняя архитектура политического кризиса в Кабуле и вокруг Афганистана такова, что этот уход будет сопровождаться предельно возможными политическими и имиджевыми издержками для американцев. Карзай пытается это объяснить политическим лидерам вооруженной оппозиции – причем, не только через усиление личной консервативно-традиционалистской риторики, но и через лихорадочную активизацию переговорного процесса с Талибаном на пакистанской площадке.

В переговорной интриге официального Кабула и талибов идет интенсивное накопление количественных достижений, которые, как, видимо, надеется Карзай, в декабре 2013 года должны будут привести к качественным изменениям, перелому. Уже может самостоятельно и без препятствий общаться по мобильному телефону с дворцом «Арг» бывший узник Исламабада и «человек номер два» в афганском Талибане мулла Абдул Гани Барадар. За последние несколько дней на свободу из пакистанских тюрем вышли советник лидера Талибана муллы Омара мулла Абдул Ахад Джахангирвал, теневой правитель провинции Гельманд мулла Абдул Манан, а также влиятельный полевой командир мулла Юнус. Еще раньше семеро высокопоставленных талибов, сидевших в пакистанских тюремных подвалах, также вышли на волю. Источники в Кабуле, заслуживающие доверия, сообщают, что в ближайшие дни делегация афганского Высшего совета мира (ВСМ) по распоряжению Хамида Карзая вновь вылетит в Исламабад, чтобы провести очередные переговоры с представителями движения «яростных мулл». Очевидно, этот вопрос будет поднят и на переговорах с пример-министром Пакистана Наваз Шарифом, который в ближайшие дни посетит Кабул.

Карзай явно спешит. Ему срочно необходимы собеседники и партнеры на талибской стороне, те, кому он попытается объяснить очевидное: почему американцы остаются в Афганистане? Почему Лойя-Джрига проголосовала за то, чтобы американцы оставались в Афганистане и дальше? Почему не менее двух третей населения страны, прежде всего, в городах, а также молодежь, поддерживают решение Лойя-Джирги? Потому, что Талибан не только ведет войну с кабульским правительством, но и поддерживает режим гражданской войны в Афганистане, жертвами которой стали сотни тысяч, если не миллионы афганцев.

Карзаю нужны собеседники и партнеры в лагере талибов, которым он сможет сказать, что сегодня впервые возникла уникальная ситуация – достигнуть мира в стране (чего хочет весь афганский народ) и выпроводить из страны иностранных военных (чего хочет Талибан). Ведь если Талибан заявит – и выполнит свое обещание! – о немедленном прекращении боевых действий, объявит о готовности сесть за стол переговоров со всеми афганскими политическими группами, отказавшись при этом от претензий на монополию в отношении афганского будущего, тогда необходимости в дальнейшем нахождении сил США и НАТО на афганской территории не будет. В этом случае афганское урегулирование действительно станет внутренним делом афганцев, а отказ Хамида Карзая подписать соглашение по безопасности с США – непременным условием достижения внутриафганского национального примирения.

Дорожная карта мира для Афганистана: выборы президента откладываются

По законам политической драматургии, в течение декабря 2013 года Хамид Карзай должен успеть сформировать переговорный пул внутри руководства Талибана, и сделать ему предложение о создании политической коалиции с целью достижения национального примирения и освобождения Афганистана от иностранного военного присутствия.

Смысловое содержание переговорного пакета достаточно очевидно:

немедленное прекращение боевых действий со стороны Талибана и правительственных сил (соглашение о прекращении огня),

создание временного переходного совета или Кабульской конференции (по аналогии с Боннской конференцией, но уже исключительно с участием внутриафганских групп интересов), в рамках которой представители всех политических групп страны договорились бы о принципах формирования переходного правительства (временной администрации),

формирование коалиционного переходного правительства (временной администрации) с целью выработки нового формата управления страной, в которой не будет американских войск, и подготовки новых выборов президента и парламента Афганистана.

Если Талибан откликнется на это обращение Карзая, то нынешний президент ИРА не только не подпишет соглашение по безопасности с США, но и все делегаты едва разъехавшейся Лойя-Джирги потребуют от него не подписывать утвержденное ими же самими соглашение с американцами. Потому, что потребности в иностранных войсках уже не будет, как, впрочем, и в апрельских выборах президента Афганистана. Очевидно, что если лидеры талибов примут участие в национальном мирном диалоге, тогда необходимо будет введение моратория на национальные электоральные кампании, чтобы кандидаты от сегодняшней вооруженной оппозиции имели бы возможность принять в них участие.

Очевидно, что если лидеры талибов согласятся на предложение Карзая и объявят о начале реальной кампании национального примирения, то президентские выборы в апреле 2014 года не состоятся. Это вряд ли понравится системным афганским политикам, уже нацелившимся на борьбу за кресло главы государства, однако, в интересах афганской политической и экономической элиты, несомненно, будет отложить президентские выборы до тех пор, пока в стране не будет сформирован новый национальный консенсус – между афганскими традиционалистами и сторонниками модернизации.

Следует отметить, что похожий сценарий развития событий обсуждался во влиятельных группах афганского политического класса за несколько недель до проведения ноябрьского заседания Лойя-Джирги.

В начале октября 2013 года источники в Кабуле, заслуживающие доверия, сообщили о возможном обсуждении на заседании Лойя-Джирги не только вопроса заключения соглашения о безопасности с США, но и возможного переноса президентских выборов, намеченных на апрель 2014 года. Предполагалось, что аргументами в пользу переноса даты выборов президента ИРА станут проблемы с безопасностью, а также необходимость достижения сначала национального согласия и примирения, а затем уже избрание нового главы государства, который должен стать национальным лидером для всей страны.

Согласно этому политическому проекту, Лойя-Джирга высказалась бы за перенос выборов президента ИРА с апреля 2014 года на два года позже (то есть, до весны 2016 года). После истечения срока полномочий президента Хамида Карзая в апреле 2014 года предполагалось создание переходного правительства, в состав которого было бы предложено войти представителям Талибана и «Хезб-и-Ислами» Гульбеддина Хекматияра. Авторы идеи рассчитывали, что один из ключевых постов в переходном правительстве мог бы занять один из лидеров Талибана мулла Абдул Гани Барадар, недавно освобожденный из тюрьмы пакистанскими властями.

Председателем переходного правительства предполагалось назначить бывшего посла США в Афганистане Залмая Халилзада. Ожидалось, что он будет возглавлять переходное правительство, и являться руководителем Афганистана на протяжении двух лет. За это время авторы проекта рассчитывали добиться перелома в политике национального примирения за счет создания, фактически, коалиционного правительства с участием представителей нынешнего административно-политического класса ИРА, Талибана и группировки Хекматияра.

Лишь после двух лет работы переходного правительства, весной 2016 года, должны были быть проведены выборы нового президента Афганистана.

К слову, предполагалось, что после ухода с поста президента ИРА весной 2014 года и на все время работы переходного правительства Хамид Карзай возглавит Совет национальной безопасности (СНБ) Афганистана.

Этот сценарий не был реализован в ходе работы ноябрьского заседания Лойя-Джирги – ее делегаты ограничились лишь обсуждением темы соглашения по безопасности между Кабулом и Вашингтоном. Однако, схожий политический сценарий может быть теперь предложен Хамидом Карзаем переговорному пулу внутри Талибана и «Хезб-и-Ислами».

Право последней подписи и авиабилет в нейтральную страну

Впрочем, на наш взгляд, этот сценарий политической игры, хотя и является объективно главным для «Кабульского Лиса», однако, не единственной его «шахматной доской». Если лидеры Талибана откажутся от предложений Карзая о реальном национальном мире, то уходящий президент с легкой душой и сердцем поставит подпись под соглашением с Вашингтоном, уже переложив в глазах афганского общественного мнения всю ответственность за продолжение войны в Афганистане и за иностранное военное присутствие на Талибан. Если Карзай и подпишет соглашение с Соединенными Штатами, то лишь после полного провала декабрьского раунда переговорного процесса с Талибаном.

Хотя, конечно, степень легкости для карзаевской души и сердца все-таки предсказать трудно. Вполне вероятно, что решиться на сеанс одновременной опасной игры с американцами и талибами Хамида Карзая вынудила ситуация личного политического тупика. Американские партнеры явно не горели желанием гарантировать Карзаю и его группе политическое будущее в Афганистане и, тем более, президентский пост. Попытка эмиссаров Вашингтона выстроить автономный переговорный процесс с талибами в 2011-2013 годах, что, в частности, нашло отражение в интриге с открытием Катарского офиса Талибана, была во многом справедливо расценена карзаевским окружением, как стремление Белого дома и его партнеров по НАТО оттеснить группу Карзая от достижения договоренностей с вооруженной афганской оппозиции. А без этого рассчитывать на какие-либо политические перспективы после 2014 года самому Хамиду Карзаю и его ближайшим соратника было бы наивно.

Поэтому возможное подписание «Кабульским Лисом» соглашения по безопасности с американскими друзьями в ближайшие 30 дней будет восприниматься афганскими и региональными элитами еще и как акт о безоговорочной политической капитуляции Хамида Карзая. А такие документы вряд ли подписываются без серьезных эмоциональных переживаний и наличия в кармане авиабилета если не в дружественную, то, как минимум, нейтральную страну.

21.01.2014

«Кабульский Лис» Хамид Карзай, похоже, решил в одиночку добиться того, чего за 12 лет не смогли сделать движения Талибан, «Хезб-и-Ислами» (Исламская партия Афганистана) и другие группировки вооруженной афганской оппозиции. Если в ближайшие 30 дней действующий афганский президент не поставит свою подпись под соглашением о безопасности с Соединенными Штатами, то, в соответствии с обещаниями представителей Белого дома, американские войска начнут полную эвакуацию из Афганистана. Так называемый «нулевой вариант» — полный вывод сил США и НАТО из Исламской Республики Афганистан (ИРА) – кажется, уже не является политической фантастикой.

«Арабская революция» Хамида Карзая: «Кабульский Лис» завершает сеанс одновременной политической игры с США и Талибаном

Андрей Серенко, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА)

Афганистан.ру

29 января

Если это произойдет, то уходом американцев с подножий Гиндукуша Афганистан будет обязан не боевикам муллы Мохаммада Омара, семейства Хаккани и Гульбеддина Хекматияра, а бывшей «вашингтонской марионетке», как «яростные муллы» все последние годы уничижительно называли Хамида Карзая. Действующий афганский президент может, в конечном итоге, оказалась более опасным для западного проекта в Афганистане, чем все радикальные и вооруженные исламисты вместе взятые.

Имиджевая перезагрузка афганского президента

Судя по поведению Хамида Карзая на ноябрьской Лойя-Джирге (Совете национальных представителей ИРА) и сразу после нее, афганский президент не намерен подписывать проект соглашения с американцами. Хотя это соглашение и получило одобрение большинства афганских племенных старейшин и региональных авторитетов, а накануне Лойя-Джирги сам Карзай обещал принять любое ее решение.

Афганские и зарубежные эксперты, анализирующие неожиданный политический кульбит и упрямство афганского президента, в основном объясняют его стремлением Карзая «еще немного поторговаться с Вашингтоном». Дескать, Карзай, известный своей политической хитростью, просто вымогает у американцев очередные уступки (в конечном счете, финансовые, а также политические гарантии для себя и своего клана после президентских выборов 2014 года), и как только он вытрясет все, что ему необходимо из доверчивых вашингтонских партнеров, то немедленно подпишет одобренное Лойя-Джиргой соглашение.

Признавая логику этих интерпретаций, тем не менее, не покидает ощущение того, что на этот раз Хамид Карзай затеял какую-то необычную игру. И что ставки в этой игре не ограничиваются шантажом американцев относительно освобождения из тюрьмы Гуантанамо нескольких десятков пленных талибов и плохо скрываемым требованием поддержки карзаевского кандидата на президентских выборах в апреле 2014 года.

Объяснение поведения Карзая его внезапной неадекватностью («президент сошел с ума»), что иногда можно услышать от системных афганских оппозиционеров, конечно, может вызывать некоторый интерес. Однако, опыт двух президентских сроков «Кабульского Лиса», скорее, свидетельствует о том, что он гораздо более силен умом, чем все его критики.

Поэтому, анализируя разворачивающуюся сегодня в Кабуле интригу вокруг неожиданного «ноябрьского восстания», «Акрабской революции» Хамида Карзая, очевидно, следует исходить из принципа вменяемости и адекватности ее главного участника.

Хотя начало карзаевского политического переворота произошло в ноябре 2013 года, в самом конце месяца акраб, однако, своей кульминации он достигнет уже в декабре. Представляется, что именно в месяц каус по афганскому календарю Хамид Карзай и разыграет главную политическую партию. Причем, как это обычно бывает, сыграет ее на нескольких «шахматных» досках. «Если вы проигрываете партию на одной доске, сыграйте ее на другой», — советовал еще лет десять назад автору этих строк президент Международной шахматной федерации FIDE Кирсан Илюмжинов. Наверняка, политический гроссмейстер Карзай не хуже Илюмжинова понимает правоту этой истины.

Впрочем, свою «акрабскую партию» Хамид Карзай начал играть уже давно, задолго до последнего заседания Лойя-Джирги. Оставаясь основным политическим партнером для западных союзников, около двух лет назад «Кабульский Лис» начал свою собственную политическую трансформацию. С тех пор Карзай последовательно и методично реализует проект личной имиджевой перезагрузки, осуществляя транзит от образа «американской марионетки» к статусу суверенного политика, с претензией на роль национального лидера в новом постамериканском Афганистане.

Постамериканский Афганистан: бумеранг архаики возвращается

Каким будет этот Афганистан? Очевидно, что в нем будет «меньше Запада» — меньше демократии, меньше борьбы за права и свободы, прежде всего, для женщин, меньше городского образа мышления и городского, то есть прозападного образа жизни. В постамериканском Афганистане будет больше традиционализма, политической, культурной, религиозной архаики. Конечно же, в нем будет больше ислама, больше шариатского духа, больше авторитаризма и новой политической жестокости – как политического стиля, стиля власти.

Постамериканское афганское общество практически обречено на реванш «сельского Афганистана», антигородского образа жизни, который никогда и никуда не исчезал в афганской глубинке, не смотря на все волны западной модернизации начала 21 века. Афганская глубинка, огромное сообщество носителей традиций, перестают быть политической периферией, и заявляют о своих правах на политическое доминирование. И эта заявка лишь отчасти связана с реанимировавшимся Талибаном, а также «Хезб-и-Ислами»: афганская архаика будет существовать, даже когда и тени Талибана не останется на афганской земле, как не осталось на ней сегодня по-настоящему живых следов коммунистической эпохи. Сказания, мифы, легенды об НДПА, Бабраке Кармале, докторе Наджибулле и советско-афганской дружбе – это одно, а политическая реальность, где от этих образов не осталось ничего, кроме звенящей пустоты, заполненной афганской архаикой, это совсем другое.

Иногда создается ощущение, что афганская архаика периодически как бы нарочно идет на временное отступление перед очередным проектом модернизации страны, запуская его энергии и ресурсы внутрь глубоко традиционалистской цивилизации. Чтобы потом, напитавшись этими ресурсами и энергиями, словно расчетливый вампир, лет через 10-15, одним ударом покончить с наивными романтиками-модернизаторами, и актуализировать свернувшуюся до поры в афганских деревнях и горах религиозную и национальную архаику. При этом процесс разрушения модернизационного наследия сам превращается в исторический и политический «энергоноситель», «горючее», в пламени которого возрождаются традиционализм и религиозный консерватизм.

Сегодня Хамид Карзай пытается возглавить эту новую консервативную, традиционалистскую революцию, взять под контроль ее бессознательные и таинственные энергии. «Кабульский Лис» примеряет на себя новую афганскую архаику, понимая, что остановить ее расползание по стране уже невозможно. Это первый закон афганской политической термодинамики: модернизация в Афганистане обречена на откат и на возвратную волну традиционализма. Остановить удар этой возвратной консервативной и даже реакционной волны трудно, а до сих пор было невозможно. И Карзай не собирается это делать. Он пытается возглавить то, что остановить нельзя — возвратное движение афганской традиции.

Наверное, в европейском восприятии эта логика Карзая напоминает «русскую рулетку», игру со смертью. Но есть ли у него выбор в историческом измерении? Еще на десять лет задержать в стране западные войска, являющиеся защитниками очередного модернизационного эксперимента? На этом варианте сегодня настаивают не только большинство делегатов Лойя-джирги, депутатов национального парламента, системной оппозиции, прежде всего, из числа вождей бывшего «Северного альянса», молодое поколение Афганистана, в значительной степени сформировавшееся в период западного военного присутствия. К этому варианту призывал Карзая председатель Лойя-Джирги, первый президент посткоммунистического Афганистана Сибгатулла Моджаддеди, угрожавший хозяину дворца «Арг» эмиграцией из страны, если тот не подпишет соглашение с американцами. Этот вариант Карзай наверняка также рассматривает, и согласится на него, если его главная политическая «партия» будет проиграна в ближайшие 30 дней. Но пока он, судя по всему, от главной игры, где спарринг-партнером для него является афганская архаика, не отказался.

Может ли в принципе быть эта партия успешной для Карзая? Моджаддеди не стал дожидаться ответа и уже исполнил свою угрозу-обещание, отправившись 28 ноября 2013 года в добровольное изгнание в Данию.

«Кабульский Лис» ищет партнеров в Талибане

В чем может заключаться политическая комбинация «Кабульского Лиса», вступившая в свою кульминационную фазу в последний день ноябрьской Лойя-Джирги?

Напомним, Хамид Карзай озвучил по итогам Лойя-Джирги едва ли не все требования к американцам и Западу, которые могли бы на его месте озвучить талибы. Тем самым Карзай продемонстрировал Талибану и традиционалистскому общественному мнению, ориентированному на ценности архаики, что он, Карзай, может сегодня добиться того, чего за 12 лет не смогли добиться талибы – заставить уйти из Афганистана военных США и НАТО. Талибану эта задача оказалась не по плечу. Карзай же сегодня оказался едва ли не в двух шагах от ее успешного решения. Во всяком случае, это подтвердила помощник американского президента Сьюзан Райс, побывавшая на днях в Кабуле, и пообещавшая «нулевой вариант», если до новогодних праздников Карзай не поставит свою подпись под договором с Вашингтоном.

Однако, довести до конца свою интригу с выдавливанием американских войск из Афганистана Хамид Карзай не может без поддержки талибов. Получение такой поддержки – это стратегическая цель нынешней главной карзаевской игры.

Афганский президент в последние несколько дней продемонстрировал не только талибам, но и гораздо более многочисленным консервативно-традиционалистским группам свою решимость и способность создать такую политическую ситуацию, при которой западные военные силы будут вынуждены уйти из Афганистана. Причем, нынешняя архитектура политического кризиса в Кабуле и вокруг Афганистана такова, что этот уход будет сопровождаться предельно возможными политическими и имиджевыми издержками для американцев. Карзай пытается это объяснить политическим лидерам вооруженной оппозиции – причем, не только через усиление личной консервативно-традиционалистской риторики, но и через лихорадочную активизацию переговорного процесса с Талибаном на пакистанской площадке.

В переговорной интриге официального Кабула и талибов идет интенсивное накопление количественных достижений, которые, как, видимо, надеется Карзай, в декабре 2013 года должны будут привести к качественным изменениям, перелому. Уже может самостоятельно и без препятствий общаться по мобильному телефону с дворцом «Арг» бывший узник Исламабада и «человек номер два» в афганском Талибане мулла Абдул Гани Барадар. За последние несколько дней на свободу из пакистанских тюрем вышли советник лидера Талибана муллы Омара мулла Абдул Ахад Джахангирвал, теневой правитель провинции Гельманд мулла Абдул Манан, а также влиятельный полевой командир мулла Юнус. Еще раньше семеро высокопоставленных талибов, сидевших в пакистанских тюремных подвалах, также вышли на волю. Источники в Кабуле, заслуживающие доверия, сообщают, что в ближайшие дни делегация афганского Высшего совета мира (ВСМ) по распоряжению Хамида Карзая вновь вылетит в Исламабад, чтобы провести очередные переговоры с представителями движения «яростных мулл». Очевидно, этот вопрос будет поднят и на переговорах с пример-министром Пакистана Наваз Шарифом, который в ближайшие дни посетит Кабул.

Карзай явно спешит. Ему срочно необходимы собеседники и партнеры на талибской стороне, те, кому он попытается объяснить очевидное: почему американцы остаются в Афганистане? Почему Лойя-Джрига проголосовала за то, чтобы американцы оставались в Афганистане и дальше? Почему не менее двух третей населения страны, прежде всего, в городах, а также молодежь, поддерживают решение Лойя-Джирги? Потому, что Талибан не только ведет войну с кабульским правительством, но и поддерживает режим гражданской войны в Афганистане, жертвами которой стали сотни тысяч, если не миллионы афганцев.

Карзаю нужны собеседники и партнеры в лагере талибов, которым он сможет сказать, что сегодня впервые возникла уникальная ситуация – достигнуть мира в стране (чего хочет весь афганский народ) и выпроводить из страны иностранных военных (чего хочет Талибан). Ведь если Талибан заявит – и выполнит свое обещание! – о немедленном прекращении боевых действий, объявит о готовности сесть за стол переговоров со всеми афганскими политическими группами, отказавшись при этом от претензий на монополию в отношении афганского будущего, тогда необходимости в дальнейшем нахождении сил США и НАТО на афганской территории не будет. В этом случае афганское урегулирование действительно станет внутренним делом афганцев, а отказ Хамида Карзая подписать соглашение по безопасности с США – непременным условием достижения внутриафганского национального примирения.

Дорожная карта мира для Афганистана: выборы президента откладываются

По законам политической драматургии, в течение декабря 2013 года Хамид Карзай должен успеть сформировать переговорный пул внутри руководства Талибана, и сделать ему предложение о создании политической коалиции с целью достижения национального примирения и освобождения Афганистана от иностранного военного присутствия.

Смысловое содержание переговорного пакета достаточно очевидно:

немедленное прекращение боевых действий со стороны Талибана и правительственных сил (соглашение о прекращении огня),

создание временного переходного совета или Кабульской конференции (по аналогии с Боннской конференцией, но уже исключительно с участием внутриафганских групп интересов), в рамках которой представители всех политических групп страны договорились бы о принципах формирования переходного правительства (временной администрации),

формирование коалиционного переходного правительства (временной администрации) с целью выработки нового формата управления страной, в которой не будет американских войск, и подготовки новых выборов президента и парламента Афганистана.

Если Талибан откликнется на это обращение Карзая, то нынешний президент ИРА не только не подпишет соглашение по безопасности с США, но и все делегаты едва разъехавшейся Лойя-Джирги потребуют от него не подписывать утвержденное ими же самими соглашение с американцами. Потому, что потребности в иностранных войсках уже не будет, как, впрочем, и в апрельских выборах президента Афганистана. Очевидно, что если лидеры талибов примут участие в национальном мирном диалоге, тогда необходимо будет введение моратория на национальные электоральные кампании, чтобы кандидаты от сегодняшней вооруженной оппозиции имели бы возможность принять в них участие.

Очевидно, что если лидеры талибов согласятся на предложение Карзая и объявят о начале реальной кампании национального примирения, то президентские выборы в апреле 2014 года не состоятся. Это вряд ли понравится системным афганским политикам, уже нацелившимся на борьбу за кресло главы государства, однако, в интересах афганской политической и экономической элиты, несомненно, будет отложить президентские выборы до тех пор, пока в стране не будет сформирован новый национальный консенсус – между афганскими традиционалистами и сторонниками модернизации.

Следует отметить, что похожий сценарий развития событий обсуждался во влиятельных группах афганского политического класса за несколько недель до проведения ноябрьского заседания Лойя-Джирги.

В начале октября 2013 года источники в Кабуле, заслуживающие доверия, сообщили о возможном обсуждении на заседании Лойя-Джирги не только вопроса заключения соглашения о безопасности с США, но и возможного переноса президентских выборов, намеченных на апрель 2014 года. Предполагалось, что аргументами в пользу переноса даты выборов президента ИРА станут проблемы с безопасностью, а также необходимость достижения сначала национального согласия и примирения, а затем уже избрание нового главы государства, который должен стать национальным лидером для всей страны.

Согласно этому политическому проекту, Лойя-Джирга высказалась бы за перенос выборов президента ИРА с апреля 2014 года на два года позже (то есть, до весны 2016 года). После истечения срока полномочий президента Хамида Карзая в апреле 2014 года предполагалось создание переходного правительства, в состав которого было бы предложено войти представителям Талибана и «Хезб-и-Ислами» Гульбеддина Хекматияра. Авторы идеи рассчитывали, что один из ключевых постов в переходном правительстве мог бы занять один из лидеров Талибана мулла Абдул Гани Барадар, недавно освобожденный из тюрьмы пакистанскими властями.

Председателем переходного правительства предполагалось назначить бывшего посла США в Афганистане Залмая Халилзада. Ожидалось, что он будет возглавлять переходное правительство, и являться руководителем Афганистана на протяжении двух лет. За это время авторы проекта рассчитывали добиться перелома в политике национального примирения за счет создания, фактически, коалиционного правительства с участием представителей нынешнего административно-политического класса ИРА, Талибана и группировки Хекматияра.

Лишь после двух лет работы переходного правительства, весной 2016 года, должны были быть проведены выборы нового президента Афганистана.

К слову, предполагалось, что после ухода с поста президента ИРА весной 2014 года и на все время работы переходного правительства Хамид Карзай возглавит Совет национальной безопасности (СНБ) Афганистана.

Этот сценарий не был реализован в ходе работы ноябрьского заседания Лойя-Джирги – ее делегаты ограничились лишь обсуждением темы соглашения по безопасности между Кабулом и Вашингтоном. Однако, схожий политический сценарий может быть теперь предложен Хамидом Карзаем переговорному пулу внутри Талибана и «Хезб-и-Ислами».

Право последней подписи и авиабилет в нейтральную страну

Впрочем, на наш взгляд, этот сценарий политической игры, хотя и является объективно главным для «Кабульского Лиса», однако, не единственной его «шахматной доской». Если лидеры Талибана откажутся от предложений Карзая о реальном национальном мире, то уходящий президент с легкой душой и сердцем поставит подпись под соглашением с Вашингтоном, уже переложив в глазах афганского общественного мнения всю ответственность за продолжение войны в Афганистане и за иностранное военное присутствие на Талибан. Если Карзай и подпишет соглашение с Соединенными Штатами, то лишь после полного провала декабрьского раунда переговорного процесса с Талибаном.

Хотя, конечно, степень легкости для карзаевской души и сердца все-таки предсказать трудно. Вполне вероятно, что решиться на сеанс одновременной опасной игры с американцами и талибами Хамида Карзая вынудила ситуация личного политического тупика. Американские партнеры явно не горели желанием гарантировать Карзаю и его группе политическое будущее в Афганистане и, тем более, президентский пост. Попытка эмиссаров Вашингтона выстроить автономный переговорный процесс с талибами в 2011-2013 годах, что, в частности, нашло отражение в интриге с открытием Катарского офиса Талибана, была во многом справедливо расценена карзаевским окружением, как стремление Белого дома и его партнеров по НАТО оттеснить группу Карзая от достижения договоренностей с вооруженной афганской оппозиции. А без этого рассчитывать на какие-либо политические перспективы после 2014 года самому Хамиду Карзаю и его ближайшим соратника было бы наивно.

Поэтому возможное подписание «Кабульским Лисом» соглашения по безопасности с американскими друзьями в ближайшие 30 дней будет восприниматься афганскими и региональными элитами еще и как акт о безоговорочной политической капитуляции Хамида Карзая. А такие документы вряд ли подписываются без серьезных эмоциональных переживаний и наличия в кармане авиабилета если не в дружественную, то, как минимум, нейтральную страну.

03.02.2014

Впервые за пять лет Китай и Россия увеличили расходы на оборону. В связи с этим генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен выразил опасения, что Запад уступит влияние на мировой арене из-за снижения военных расходов, сообщает британская газета The Daily Telegraph.

Андерс Фог Расмуссен заявил, что обеспокоен тем, что США и Европа снижают затраты на оборону в отличие от России и Китая.

«Этот вопрос вызывает опасения, ведь другие страны все больше инвестируют в оборону. В конце концов, у нас будет меньше влияния на международной сцене, этот вакуум заполнят другие государства, и не факт, что они будут разделять наши интересы и ценности», — приводит его слова издание.

В этом году Китай собирается потратить $148 млрд. на оборону, это больше, чем затраты Великобритании, Франции и Германии вместе взятых. США потратят 351 миллиард фунтов (это самый высокий показатель в мире), на втором месте идет Китай, на третьем – Россия, которая выделила $78 млрд. на военные затраты, отмечает The Daily Telegraph.

Аналитик Крейг Кэффри полагает, что увеличение Китаем расходов на оборону не является признаком воинственности. Однако он отметил, что это может создать нестабильность из-за недоверия соседствующих государств друг к другу.

Больше всех увеличила военный бюджет Россия, пишет The Daily Telegraph. Он вырастет на 44% в последующие три года. В этом году военные расходы Кремля составят $78 млрд., несмотря на замедление экономического роста.

«В 2013 году в России расходы на оборону выросли, а на здравоохранение — наоборот снизились», — отмечает Кэффри.

Бывший представитель министерства обороны США Бэрри Павел считает, что увеличение Россией военных расходов — всего лишь «временное явление», которое можно объяснить повышением цен на нефть.

А вот что заявил экс-сотрудник министра США по обороне Кейт Урбан: «Это признак того, что Америка отступает и готова снять с себя ответственность за международную безопасность. Россия и Китай видят образовавшуюся пустоту и пытаются ее заполнить».

03.02.2014

Президент Афганистана Хамид Карзай участвует в тайных переговорах с представителями движения «Талибан» – такая информация недавно была опубликована в западных СМИ.

По данным ряда отчётов, контакты главы государства с повстанцами продолжаются с ноября прошлого года. Примечательно, что данные факты подтвердил и пресс-секретарь президента Имал Файзи, отметивший результативность недавних встреч.

Обозреватели полагают, что именно деятельность по привлечению поддержки со стороны талибов побудила Хамида Карзая воздержаться от подписания соглашения с США о сотрудничестве в сфере безопасности.

Напомним, что выдвижение дополнительных условий подписания документа, ранее одобренного Лойя Джиргой, привело к сильной негативной реакции как иностранных, так и афганских политических кругов.

Между тем Хамид Карзай предложил НАТО заключить с его страной альтернативную договорённость о дальнейшем присутствии войск, но данная инициатива пока не получила поддержки со стороны альянса.

04.02.2014

По меньшей мере 250 британских граждан, воевавших в рядах экстремистских исламистских группировок в Сирии и прошедших там военную подготовку, вернулись в Соединенное Королевство и представляют высокую террористическую угрозу для Великобритании. Об этом сообщает газета Sunday Times.

«Джихадисты возвращаются из Сирии в Соединенное Королевство, спецслужбы ведут в связи с этим плотный мониторинг 250 человек», — пишет издание со ссылкой на представителя британского правительства.

«Половина из британских граждан, которые уехали в Сирию, уже вернулась обратно, — цитирует газета чиновника. — Все, кто возвратился, прошли террористическую подготовку в лагерях на сирийской территории. Многие из них являются опытными бойцами. Ряд из них, согласно имеющейся оперативной информации, готовы или готовятся провести террористические акции».

Согласно полученной газетой информации, британские спецслужбы смогли предотвратить по крайней мере одну террористическую атаку «сирийских ветеранов» на территории Великобритании. Они готовили минувшей осенью захват общественного здания в центре Лондона. 

06.02.2014

Выборы президента Афганистана привлекают к себе большое международное внимание, обусловленное тем, что результат этих выборов скажется на политической ситуации во всем регионе и даже отразится в других странах, лежащих вдалеке от Афганистана. Однако, пройдут ли эти выборы без всякого иностранного вмешательства? Речь здесь идет о скрытом вмешательстве и воздействии на результат выборов с помощью террористических групп.

Не столь невероятный сценарий в Афганистане. В Кабуле совершено уже немало терактов, взрывов и нападений, в последние годы были громкие политические убийства политиков, например председателя Высшего Совета мира Бурхануддина Раббани или младшего брата президента, главы провинциального совета Кандагара Ахмеда Вали Карзая. «Талибан» часто использует террористов для достижения политических целей, и всякий раз пытался сорвать проведение выборов. Угроза безопасности заставляла мобилизовывать армию и полицию, закрывать часть избирательных участков. Можно не сомневаться, что и в этот раз талибы попытаются сорвать президентские выборы.

Однако, далеко не все теракты можно отнести к акциям талибских террористических групп. Давно известно, что многие талибские группировки имеют связи с разведками разных иностранных государств, и могут использоваться в качестве орудия. Некоторые теракты позволяют думать, что за их организацией стояли именно иностранные разведки, достаточно опытные для реализации сложной комбинации. Например, убийство Ахмада Вали Карзая в июле 2011 года, совершенное его телохранителем, бывшим доверенным и проверенным лицом. Или убийство устада Раббани, которого взорвали хорошо знакомые ему люди. Обстоятельства этих и других терактов наводят на мысль, что террористам помогали весьма опытные люди, способные завербовать и подготовить агентов, собрать нужную информацию, разработать и осуществить сам теракт. Все это весьма сильно отличается от обычного «почерка» талибских террористов, нападающих на различные объекты, на колонны и автомобили афганской армии, полиции или иностранного контингента.

В числе этих странных терактов был теракт в ливанском ресторане La Taverna du Liban 17 января 2014 года, когда погибла большая группа высокопоставленных дипломатов и сотрудников международных организаций — ООН и МВФ, среди них было 13 иностранных граждан, в том числе россиянин, сотрудник ООН Вадим Назаров и представитель МВФ Вабель Абдаллах, и 8 афганцев, в том числе владелец ресторана Камаль Хамади. Казалось бы, «почерк» тот же — взрыв смертника у входа в ресторан и нападение двух вооруженных боевиков, которые ворвались с черного хода внутрь и расстреляли присутствовавших там людей. Внимание привлекают два обстоятельства. Во-первых, этот ресторан находится в районе Вазир Акбар Хан, вблизи посольств Канады и Таджикистана, в самой охраняемой части Кабула. Несмотря на то, что УНБ Афганистана ведет интенсивную борьбу с террористами, эта группа сумела преодолеть все меры безопасности. Двое террористов были вооружены автоматическим оружием и имели с собой достаточно патронов, чтобы расстрелять посетителей и потом еще 10 минут вести перестрелку с полицией. У них должно было быть не меньше 5-6 рожков на каждого. Встает вопрос, как два хорошо вооруженных террориста смогли пройти в самый охраняемый район Кабула? И это притом, что атака началась, когда уже стемнело (заход солнца в Кабуле 17 января был в 17.07, окончание сумерек было в 18.05), а в ночное время меры безопасности, как правило, усиливаются.

Во-вторых, встает вопрос, каким образом террористы узнали, что именно в этот день и в это время в ресторане будет группа высокопоставленных дипломатов? Узнать такие сведения не столь простое дело, как может показаться. Обычно график и программа визитов высокопоставленных международных представителей держатся в секрете, а организация нерабочих мероприятий, таких, как поход в ресторан, и вовсе осуществляется очень ограниченным кругом работников аппарата принимающей организации. Это известно всякому, кто принимал участие в каких-либо международных конференциях, съездах, переговорах и тому подобных мероприятиях. Для того, чтобы осуществить атаку, талибам надо было иметь агента в аппарате принимающей организации, имеющего доступ к такой информации. Но внедрить такого агента не так-то просто. Это должен быть не только человек, хорошо владеющий английским языком, но и способный пройти проверку перед поступлением на работу. ООН и МВФ, как организации, ведущие деятельность во многих воюющих странах, бесспорно, обладают достаточным опытом, чтобы отсеять тех, кто вызывает подозрения. Насколько можно судить, у талибов такой агентуры нет.

Вообще, в характерном для талибов «почерке» терактов есть один общий момент. Все теракты и нападения осуществляются явно после визуального наблюдения за объектом, на который готовится нападение. Например, перемещения иностранных войск поддаются такому наблюдению, не говоря уже о посольствах и военных базах. Например, 12 декабря 2013 года произошел взрыв возле американского посольства в Кабуле и рядом со штаб-квартирой ООН. 11 декабря того же года — взрыв возле Кабульского аэропорта. Методика террористов очевидна: понаблюдать, организовать доставку взрывного устройства на выбранное место и подорвать его в надежде вызвать жертвы и разрушения. Или же они выбирают для совершения терактов места, куда легко может попасть любой человек: общественные места, рынки, гостиницы, мечети. Но организовать нападение на ресторан, в котором собрались представители международных организаций, таким же способом нереально, поскольку нельзя узнать наблюдением, когда именно там соберутся высокопоставленные гости. Это должно было быть известно террористам заранее.

Потому вывод из этого можно сделать только один — явно была утечка информации, которая и позволила совершить это дерзкое нападение. Причем, не только о месте и времени визита делегации в ресторан, но и о мерах безопасности и о способе нападения через черный ход ресторана. Это и наводит на мысль, что за организацией этого теракта стояли иностранные спецслужбы. Появились в печати сведения, ссылающиеся на анонимный источник, что президент Афганистана Хамид Карзай подозревал американские спецслужбы. Сам Карзай заявил о вероятном участии иностранных спецслужб, но в своих публичных заявлениях не уточнял, какую именно разведку он имеет в виду. Ясных намеков и доказательств нет. В социальных сетях можно встретить мнение, что это были именно американские спецслужбы, поскольку теракт произошел в момент дебатов о подписании соглашения по безопасности, и высказываются предположения, что это форма давления на Карзая, демонстрация того, что без американцев ситуация быстро выйдет из-под контроля. Это весьма вероятно, но в то же время нельзя убедительно отвести вероятность простого совпадения событий. Такое уже бывало, например, когда в феврале 2007 года атака на авиабазу Баграм совпала с визитом вице-президента США Дика Чейни, но нельзя было понять, связан ли теракт с этим визитом или нет.

В остатке анализа остается только то, что за некоторыми, особо политически резонансными терактами, явно стоят иностранные спецслужбы, правда, неясно какие именно. И это обстоятельство создает принципиальную возможность того, что политически резонансный теракт может произойти и на президентских выборах, значение которых очень велико, и не только для Афганистана.

16.02.2014

Ситуация в Афганистане ухудшится, причем ухудшится настолько, что будет угрожать общей целостности Афганистана как единой страны. Правы те эксперты, которые прогнозируют в Афганистане новый виток гражданской войны, кровавый виток, — такое мнение высказал эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов в интервью «Голосу Америки».

«Большинство экспертов, которые пытаются анализировать ситуацию, настроены не оптимистично относительно будущего этой страны и этого региона именно в сфере безопасности, — отметил Куртов. — Есть разные прогнозы, однако большинство уверено, что ситуация ухудшится, причем ухудшится настолько, что будет угрожать общей целостности Афганистана как единой страны».

По словам эксперта, сам он таких прогнозов не разделяет, однако «вся история этой страны свидетельствует», что после периода относительной стабильности «часто наступал распад на ханства». Куртов также добавил, что присутствие в регионе самой крупной в современном мире в военном отношении страны — США — показало, что «пределы могущества у Америки все-таки имеются, так как их цели там, строго говоря, не были достигнуты».

«Повстанцы продолжают проводить свои операции, в том числе и в тщательно охраняемом правительством Кабуле, и проамериканское правительство не смогло совершить цикл реформ, которые бы сделали Афганистан более стабильным государством», — добавил Куртов.

Отдельной проблемой, по словам эксперта, являются внутренние «пороки» афганского правительства, которое, как и многие другие восточные государства, не чуждо коррупции и причастности высших кругов власти к наркотрафику.

Именно поэтому, рассказал Аджар Куртов, вывод американских войск из Афганистана может стать причиной нестабильности региона. «Я думаю, что правы те эксперты, которые прогнозируют в Афганистане новый виток гражданской войны, кровавый виток, — пояснил он. — Лишившись военной и финансовой помощи со стороны Запада, правительство Карзая, либо его преемника вряд ли сможет контролировать ситуацию в Афганистане, а это значит, что регион погрузится в тот хаос, который мы видели в первой половине 90-х годов».

«США и их союзники по НАТО должны выполнить свои обещания по оказанию финансовой помощи афганской армии, ведь если финансирование продолжится, военные будут получать деньги, то эта армия сможет выполнить свою работу, — заявил, в свою очередь, почетный член Международного фонда Вивекананда генерал Рави Сахни (Индия). — Однако сегодня афганскую армию можно назвать «полицейской», потому что она, преимущественно, оснащена только стрелковым оружием и ограниченным количеством более тяжелого вооружения».

Именно полицейское вооружение армии, по мнению эксперта, на данный момент является главной проблемой. «В настоящее время они смогут сдержать «Талибан», который, как известно, поддерживает Пакистан, только если у них будет адекватное вооружение, — добавил генерал. — Афганцам, безусловно, нужна бронетехника, артиллерия, и это вооружение, на мой взгляд, может быть предоставлено им Россией, так как они привыкли к российскому оружию, и в таком случае они смогут сохранить целостность своей страны и обеспечить ее безопасность».

Генерал убежден, что международное сообщество должно «инвестировать в безопасность Афганистана». Чтобы подтвердить свои слова, он напомнил, что за последний год афганские военные «хорошо сражались на границе с Пакистаном, сдерживая боевиков, понесли при этом потери, но не уступили ни дюйма своей земли». 

17.02.2014

CA-NEWS (CA) — Политически резонансный теракт может произойти на президентских выборах Афганистана, значение которых очень велико.

Террористическая угроза президентским выборам в Афганистане

Дмитрий Верхотуров

Афганистан.ру

17.02.2014

Выборы президента Афганистана привлекают к себе большое международное внимание, обусловленное тем, что результат этих выборов скажется на политической ситуации во всем регионе и даже отразится в других странах, лежащих вдалеке от Афганистана. Однако, пройдут ли эти выборы без всякого иностранного вмешательства? Речь здесь идет о скрытом вмешательстве и воздействии на результат выборов с помощью террористических групп.

Не столь невероятный сценарий в Афганистане. В Кабуле совершено уже немало терактов, взрывов и нападений, в последние годы были громкие политические убийства политиков, например председателя Высшего Совета мира Бурхануддина Раббани или младшего брата президента, главы провинциального совета Кандагара Ахмеда Вали Карзая. «Талибан» часто использует террористов для достижения политических целей, и всякий раз пытался сорвать проведение выборов. Угроза безопасности заставляла мобилизовывать армию и полицию, закрывать часть избирательных участков. Можно не сомневаться, что и в этот раз талибы попытаются сорвать президентские выборы.

Однако, далеко не все теракты можно отнести к акциям талибских террористических групп. Давно известно, что многие талибские группировки имеют связи с разведками разных иностранных государств, и могут использоваться в качестве орудия. Некоторые теракты позволяют думать, что за их организацией стояли именно иностранные разведки, достаточно опытные для реализации сложной комбинации. Например, убийство Ахмада Вали Карзая в июле 2011 года, совершенное его телохранителем, бывшим доверенным и проверенным лицом. Или убийство устада Раббани, которого взорвали хорошо знакомые ему люди. Обстоятельства этих и других терактов наводят на мысль, что террористам помогали весьма опытные люди, способные завербовать и подготовить агентов, собрать нужную информацию, разработать и осуществить сам теракт. Все это весьма сильно отличается от обычного «почерка» талибских террористов, нападающих на различные объекты, на колонны и автомобили афганской армии, полиции или иностранного контингента. 

17.02.2014

Где в Центральной Азии расположится американская база беспилотных летательных аппаратов? — заметка с таким названием размещена сегодня в блоге EurasiaNet «The Bug Pit».

Автор статьи Джошуа Кучера со ссылкой на газету «Лос-Анджелес Таймс» пишет, что Соединенные Штаты разрабатывают планы по размещению в Центральной Азии баз беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) на случай, если правительство Афганистана не позволит американским войскам остаться на территории страны по истечении года.

Военные хотят сохранить возможность осуществления ударов по боевикам, действующим на территории Афганистана и Пакистана, даже в условиях, не предусматривающих военного присутствия в этих странах, и наилучшим вариантом здесь являются центральноазиатские государства. Должностные лица, опрошенные на сей предмет, не уточнили, какие из стран рассматриваются в этой связи военными: «Имеются планы действий с привлечением вариантов на севере», – цитирует газета слова одного из чиновников. 

18.02.2014

Radio Free Europe. Движение «Талибан» взяло под контроль некоторые районы афганской провинции Фарьяб, которая граничит с Туркменистаном, отдельные отряды боевиков появились и у самой границы.

Если другие страны региона — Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Кыргызстан — выказывают озабоченность ситуацией в Афганистане, откуда в 2014 году уйдут иностранные войска, находятся в состоянии повышенной боеготовности и регулярно проводят антитеррористические учения, то Ашхабад надеется использовать уже апробированную в 1990-х годах практику общения с талибами — своего рода стратегию умиротворения.

В частности, власти Туркмении начали переговоры с лидерами туркмен, живущих в Афганистане, снабжать Фарьяб продуктами питания и электроэнергией и «не замечать» деятельности талибов на границе, демонстрируя свою «нейтральность». На днях группа афганских имамов, среди которых люди, имевшие связь с талибами, встречалась с официальными лицами Туркмении, в том числе — заместителем министра иностранных дел Вепой Ходжиевым.

Когда в 1990-х годах талибы взяли под контроль большую часть Афганистана, Туркменистан не стал реагировать на это негативно, в отличие от других республик Центральной Азии. Ашхабад официально не признал власть талибов, но позволил им открыть в Туркменистане представительство и провести в 1999 году переговоры между талибами и Северным альянсом по восстановлению мира в Афганистане. Кстати, план сооружения газопровода через территорию Туркменистана, Афганистана и Пакистана (ТАПИ) впервые выдвинут в 1990-е годы, когда большая часть Афганистана находилась под контролем «Талибана».

Между тем сейчас талибы укрепляются в приграничных провинциях Фарьяб и Джаузджан, в их рядах растет число этнических туркмен и узбеков. Добавим к ним 360 туркмен, борющихся на стороне джихадистов в Сирии.

Непонятно, как туркменские силовики будут реагировать, столкнувшись с группами решительных, хорошо подготовленных вооруженных людей. Силы безопасности Туркменистана привыкли иметь дело с «забитым» населением, которое не осмеливается выступать в защиту своих прав. Кроме того, Туркменистан придерживается нейтралитета и не входит ни в один военно-политический блок, и в случае нападения на него или вспышек недовольства внутри страны Ашхабад не сможет получить срочную помощь извне. Все будет зависеть от боевого духа вооруженных сил страны, но состояние армии всегда отражает настроения в самом обществе, в котором сегодня царят пассивность и апатия.

http://www.rferl.org/content/turkmenistan-achilles-heel-central-asian-security/25265841.html

18.02.2014

Арабская пресса рассказывает о протестах в арабском мире против обсуждения в израильском парламенте предложения о распространении суверенитета Израиля на район в Восточном Иерусалиме, где расположена мечеть «Аль-Акса».

Как сообщает газета Jordan Times, 47 депутатов парламента Иордании, которая взяла на себя надзор за охраной святых мест ислама в Иерусалиме, подписали петицию, призывающую денонсировать мирный договор 1994 года с Израилем. Руководство оппозиционной партии «Фронт исламского действия», политического крыла иорданских «Братьев-мусульман» настаивает на высылке посла Израиля из Аммана.

Саудовская газета «Аш-Шарк аль-Аусат» приводит заявление канцелярии президента ПНА, в котором говорится, что политика Израиля в отношении мечети «Аль-Акса» ведет к серьезному конфликту на религиозной почве, к росту ненависти и насилия. Палестинское руководство требует срочного созыва совета Лиги арабских государств для обсуждения этого вопроса. По сообщениям палестинского агентства «Маан», такое обсуждение может быть проведено уже 26 февраля. С осуждением попыток Израиля изменить статус-кво в Восточном Иерусалиме выступил министр иностранных дел Египта Набиль Фахми. 19.02.2014

В ночь на 27 февраля группа боевиков «Талибана», нарушив один из участков туркмено-афганской границы со стороны провинции Бадгис, открыла огонь по туркменским пограничникам, несшим обычное патрулирование. В результате обстрела три пограничника были убиты.

Село Марчак от Туркменистана отделяет река Мургаб. Отряды «Талибана» вышли к туркменской границе и стали установили здесь свои порядки. При этом, они взяли под свой контроль дорогу до этрапского центра, до которого 35 километров, и только 10 процентам населения села разрешили ездить за товарами и продуктами — остальным выезд из села запретили. Талибы требуют, чтобы жители выступили против правительства и подчинились им.

Со стороны Марчака талибы не пересекали границу с Туркменистаном. Они со своих позиций совершают вылазки в сопредельную территорию. Это выше по течению реки. Примерно 20 дней назад был случай: талибы перешли границу. Туркменские пограничники одного нарушителя границы убили, а двоих задержали. Но потом талибы собрались для совершения нападения, но туркменская сторона вернула им тело погибшего и задержанных боевиков. Затем было повторное нападение талибов, в результате которого погибли три туркменских пограничника. Боевики говорят, что этим самым они отомстили за своего товарища, которого ранее в перестрелке убили туркменские солдаты.

Стычки, перестрелки на туркмено-афганской границе происходят довольно часто.

Перевод с туркменского: «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ)

26.02.2014

Несмотря на первоначальные неудачи, терпеливые усилия, вероятно, принесли плоды, поскольку и правительство Пакистана и вооруженные группировки пакистанских талибов выразили желание вести прямые мирные переговоры.

Министр внутренних дел Пакистана Чоудри Нисар Али Хан сообщил, что состав нового правительственного совета по прямым мирным переговорам с «Техрик-е-Талибан Пакистан» /ТТП/ будет объявлен в течение нескольких дней.

Талибский посредник профессор Мухаммад Ибрахим сегодня сообщил корр. Синьхуа, что талибы уже направили правительству приглашение с предложением личной встречи с талибскими лидерами в племенном районе на северо-западе страны для обсуждения перспектив официального диалога.

М. Ибрахим, который в конце февраля посетил Вазиристан и встретился с членами политического совета талибов, выразил надежду, что переговоры в конечном итоге начнут продвигаться.

Талибы предложили в качестве места для проведения официальных переговоров Южный Вазиристан, где зародилось их движение.

В сложных мирных переговорах были взлеты и падения, но ни одна из сторон не хочет полного коллапса переговорного процесса.

На одном из этапов правительственная делегация отказалась вести переговоры с талибскими посредниками после того, как талибы казнили 23 сотрудников органов безопасности, которых держали в заложниках с 2010 года, а также после того, как они взорвали полицейский автобус, в результате чего погибли 13 сотрудников полиции.

Выход из тупика наступил, когда талибы в одностороннем порядке объявили с 1 марта прекращение огня сроком на один месяц. В качестве ответа правительство отменило авиаудары по талибам в Вазиристане.

Делегация переговорщиков от правительства в феврале начала переговоры с талибскими посредниками, чтобы завершить длительный конфликт, унесший тысячи жизней и негативно сказавшийся на экономике страны.

Официальные лица сообщили, что, поскольку талибы объявили о прекращении огня без предварительных условий, сейчас наступило время для начала прямых переговоров.

Правительство премьер-министра Наваза Шарифа придерживается новой стратегии нанесения адекватных ответных ударов по талибам и нацеливается на их базы, если они совершают нападения на силы безопасности.

Н. Шариф также разъяснил, что «использование силы» может стать вариантом, если не сработает нынешний шанс на мирный диалог.

Пакистанские силы безопасности сейчас полны решимости защитить все племенные районы на границе с Афганистаном, чтобы избежать нестабильности после вывода войск НАТО из Афганистана в конце этого года.

03.03.2014

Талибан занял самую выгодную позицию: с одной стороны, он прекрасно «встроился» в нынешнюю систему отношений между элитами, которая существует в Афганистане. Лидер талибов Мулла Омар назначил теневых губернаторов в 32 из 34-х провинций, и эти «назначенцы» вполне нормально уживаются с официальными губернаторами, назначенными Карзаем. А зачастую – и имеют совместный бизнес, в первую очередь – в наркоторговле. Об этом в эксклюзивном интервью CA-News рассказал советник директора Института внешнеполитических исследований и инициатив (Россия) Игорь Панкратенко. По его словам, воинственная риторика, взаимные проклятия и угрозы, отсутствие официальных переговоров никого не должны обманывать. «Идеологическая составляющая в деятельности Талибана, все эти лозунги об «исламском эмирате Афганистан», «освободительном походе на Север» и прочее – постепенно сокращается, уступая место «бытовым вопросам», таким как перераспределение долей в наркобизнесе и передел каналов доступа к финансовым потокам, идущим с Запада и от международных организаций на «реконструкцию и построение демократии», — отметил эксперт. По мнению Пакратенко, «крайними» по итогам этих соглашений, становятся находящиеся на территории Афганистана бойцы из постсоветской Средней Азии, салафиты Кыргызстана, Таджикистана, Туркмении, хизбуттахрировцы и члены «Исламского движения Узбекистана». «Всем им в сложившемся балансе между Кабулом и Талибаном места попросту не остается, а потому они начинают готовиться к «возвращению в родные края», что создает угрозу внутренней дестабилизации уже непосредственно членам ОДКБ, Ашхабаду и Ташкенту», — заключил советник директора Института внешнеполитических исследований и инициатив.

13.03.2014

Торговля оружием, игорный бизнес, содержание публичных домов всегда считались выгодной статьей криминального мира. Но с течением времени приоритеты изменились, и к ним прибавилась торговля наркотиками.

Анализ наркоситуации в Афганистане, РТ и в регионе за первый квартал 2014 года//

Умеда Юсупова,

сотрудник отдела по связям с общественностью Агентства по контролю за наркотиками при президенте Республики Таджикистан

28/04/2014

НАРКОСИТУАЦИЯ В АФГАНИСТАНЕ

Для разрушения основ наркобизнеса в ИРА необходимы кардинальные преобразования, направленные на восстановление экономики, энергетических систем, создание рабочих мест и развитие альтернативных отраслей сельского хозяйства.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ НАРКОТИКАМ В ТАДЖИКИСТАНЕ И В РЕГИОНЕ

Таджикистан не является производителем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. У нас никогда не было и нет лабораторий по производству наркотических средств.

Главным фактором, определяющим развитие наркоситуации не только в Таджикистане, но и в Центрально-Азиатском регионе, является высокий уровень производства наркотиков в Исламской Республике Афганистан.

В 2013 г. в странах Центральной Азии изъято почти 56 т наркотиков. Наибольшее количество наркотических средств изъято в Казахстане — 28 т, затем следуют Кыргызстан – 17,7 т, Таджикистан – 6,7 т, Узбекистан – 2,3 т и Туркменистан – 1182 кг. Значительную часть объема изъятых наркотиков в Казахстане и Кыргызстане составляют наркотики каннабисной группы, производимые на территории Чуйской долины, расположенной на стыке этих двух государств.

Все наркотические средства опийной и каннабисной групп, изымаемые на территории Таджикистана, поступают контрабандным путем из Исламской Республики Афганистан. Таджикистан не является производителем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. У нас нет и никогда не было лабораторий по производству наркотических средств.

Надо отметить, что Таджикистан продолжает оставаться надежным барьером на пути афганских наркотиков. Об этом свидетельствует анализ по изъятию наркотиков в странах Центральной Азии и России за последние два десятилетия.

На территории стран Центральной Азии и Российской Федерации за период с 1996 г. по 1-ый квартал 2014 г. было изъято около 198 тонн наркотиков опийной группы (героин и опий), из которых 67,3 тонн или 34 % приходится на долю Таджикистана. Доля России составляет — 25 %, Казахстана и Кыргызстана по 6 %, Туркменистана – 15 % и Узбекистана – 14 %.

Между тем, если провести анализ количества изъятых опиатов в 2013 г. в странах Центральной Азии, то из пяти республики доля Таджикистана составляет 32 % (1257,9 кг). Доли других республик составляют: Узбекистан – 25 % (972,9 кг), Казахстан – 19 % (754,02 кг), Кыргызстан – 14 % (526,8 кг) и Туркменистан – 10 % (408,9 кг).

С 1994 года по первый квартал 2014 года благодаря эффективным мерам, на территории Таджикистана правоохранительными органами и силовыми структурами страны из незаконного оборота изъято свыше 102 т наркотических средств, в том числе 32 т героина, а это ни много, ни мало спасение 44,2 — миллионов спасенных жизней людей, проживающих в различных странах мира.

Вместе с тем отмечается устойчивая тенденция к стабилизации наркоситуации в стране, что стало возможным благодаря консолидации усилий субъектов антинаркотической деятельности и институтов гражданского общества по реализации «Национальной стратегии по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Республике Таджикистан на 2013-2020 годы», которая была утверждена в феврале прошлого года. Основная цель Стратегии является существенное сокращение незаконного распространения наркотических средств и их немедицинского потребления, масштабов последствия их незаконного оборота для безопасности населения и общества и государства, а также укрепления международного сотрудничества.

В своем послании от 23 апреля 2014 г. Президент Республики Таджикистан обратил внимание на необходимость дальнейшего усиления противодействия незаконному обороту наркотиков и выполнения требований Национальной стратегии по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Республике Таджикистан на 2013-2020 годы.

И ЕЩЕ РАЗ О ПРОФИЛАКТИКЕ

Успешное решение проблемы наркотиков, имеющее серьезные последствия для Таджикистана, реализуется посредством многосторонней сбалансированной программы, направленной одновременно на снижение спроса и потребления наркотиков. Составными элементами решения этой проблемы являются профилактика, разъяснение последствий наркомании гражданам и решительная борьбы с преступным наркобизнесом.

О МЕЖДУНАРОДНОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ И СОВМЕСТНЫХ ОПЕРАЦИЯХ

Международное сотрудничество в области контроля за наркотиками состоит из множества уровней и форматов, в рамках которых решаются определенные задачи. Участие в мероприятиях, имеющих международное значение, позволяет активно интегрироваться в мировую систему противодействия наркотикам и эффективно сотрудничать с зарубежными партнерами. Это дает возможность получить актуальную информацию по интересующим проблемам, ознакомиться с мировыми тенденциями и осуществить обмен опытом. Уже на протяжении более 20 лет наша страна активно участвует в международном сотрудничестве в сфере контроля за наркотиками.

07.04.2014

Мы давно предупреждали, что авантюра, которую затеяли англичане и американцы, добром не кончится. Одиннадцать лет назад президент США объявил о «победе демократии» в Ираке, и с тех пор ситуация деградировала в геометрической прогрессии. Единство Ирака поставлено под вопрос. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в Москве, 12 июня.

По его словам, разгул терроризма в этой стране происходит, прежде всего, потому что оккупационные войска не уделяли внутриполитическому процессу практически никакого внимания, не способствовали национальному диалогу, занимались исключительно своими собственными интересами.

«По внутриполитическим соображениям США вывод войск состоялся, когда иракские силы безопасности были далеко не готовы к обеспечению закона и порядка на всей территории страны. На протяжении всех этих лет мы последовательно предупреждали о безответственности подобной политики и, к сожалению, сейчас не можем радоваться тому, что эти прогнозы оправдываются», — подчеркнул Лвров.

«Действия наших западных партнеров вызывают огромное количество вопросов. Я прочел, что министр иностранных дел Великобритании У.Хейг заявил, что происходящее в Ираке это, дескать, иллюстрация того, что из-за отсутствия урегулирования в Сирии происходит разгул терроризма во всем регионе. Мы знали, что наши английские коллеги обладают уникальной способностью извращать всё и вся, но подобного цинизма я не ожидал даже от них», — подчеркнул он.

«Происходящее в Ираке это, прежде всего, иллюстрация полного провала затеянной США и Великобританией авантюры, которую они окончательно выпустили из под контроля. Надеюсь, независимые, объективные обозреватели понимают, о чем идет речь, и вот так «запудрить мозги» общественному мнению у наших английских коллег не получится», — заключил глава МИД РФ.

28.04.2014

В последние дни ситуация с безопасностью в Ираке стала сильно ухудшаться: антиправительственные вооруженные формирования, с молниеносной быстротой захватив ряд крупных городов, заявили о намерении развернуть наступление на Багдад. Однако, администрация США во главе с президентом Бараком Обамой, возмущенная развитием ситуации, не стала предпринимать со своей стороны никаких эффективных шагов для содействия иракскому правительству в преодолении трудностей. На самом же деле, США оказались в затруднительном положении не только в Ираке, но и на Среднем Востоке в целом.

Президент США рассматривает вывод американских войск из Ирака как важное внешнеполитическое достижение своего правительства. Однако после того, как в конце 2011 года американские военные покинули Ирак, в этой средневосточной стране продолжаются насилие и кровопролитие. Лишь в 2013 году жертвами актов насилия там стали более чем 8000 человек.

На протяжении более чем 10 лет США под предлогом борьбы с терроризмом вели войны в Ираке и Афганистане. Кроме того, американские беспилотные летательные аппараты многократно направлялись в Пакистан и Йемен для нанесения ударов по местным боевикам. Однако, несмотря на все эти усилия, группировка «Аль-Каида» росла с каждым днем. Выступая с речью в конце мая в Военной академии Уэст-пойнт, Б. Обама признал, что в обозримом будущем терроризм останется «самой прямой угрозой» для Соединенных Штатов.

На этом фоне премьер-министр Ирака Нури аль-Малики экстренно обратился к Вашингтону с просьбой направить истребители или беспилотные самолеты с целью нанесения ударов по антиправительственным формированиям, поставив, таким образом, Б. Обаму перед необходимостью решать тяжелую задачу.

Война в Ираке обошлась бюджету США в триллионы долларов, при этом американские военные силы потеряли более чем 5 тысяч человек убитыми. Теперь глава американской администрации возглавляет страну, в которой растут антивоенные настроения. Поэтому Б. Обаме и его Демократической партии, если они не хотят проиграть в этом году промежуточные выборы, необходимо быть осторожными при принятии решения относительно начала еще одной войны на Среднем Востоке.

Более того, нынешняя ситуация касается не только одного Ирака. Как полагает Саймон Хендерсон, исследователь вашингтонского Института ближневосточной политики, столкновения, вспыхнувшие между суннитской группировкой «Исламское государство Ирака и Леванта» и шиитским правительством Ирака, на самом деле отражает борьбу между суннитами и шиитами за Средний Восток. Иран, где также доминирует шиитское направление ислама, заявил о готовности принять «все меры» для защиты святых шиитских мест на территории Ирака. При этом Н. аль-Малики обвинил 17 июня суннитскую Саудовскую Аравию в том, что она оказывает финансовую и духовную поддержку боевикам в Ираке. За серьезные столкновения в Ираке, по его словам, должен нести ответственность Эр-Рияд.

Однако, если Вашингтон оставит без внимания произвольную экспансию группировки «Исламское государство Ирака и Леванта», Ирак может превратиться в новый опорный пункт экстремистских организаций для совершения террористических атак на США. Но это сценарий, которого не хотят видеть ни правящая, ни оппозиционная партии США.

Прошли уже полтора года второго срока полномочий Б. Обамы, но израильско-палестинские мирные переговоры, на которые он и госсекретарь Джон Керри направляли значительные усилия, в очередной раз зашли в тупик; в Сирии продолжается война; переговоры по ядерной проблеме Ирана продвигаются с трудом; в Ливии вновь вспыхнули вооруженные конфликты; существует большая неопределенность в ситуации в Египте; перспективы Афганистана после выхода оттуда войск США и НАТО не внушают оптимизма; из-за серьезных террористических угроз, США в прошлом году временно закрыли более 20 зарубежных дипмиссий.

Вместе с тем США и их традиционный союзник Саудовская Аравия все больше и больше охладевают друг к другу из-за гражданской войны в Сирии и проведения израильско-палестинских мирных переговоров. Отношения между Вашингтоном и Тель-Авивом становятся все более напряженными из-за переговоров по ядерной проблеме Ирана и проблем Палестины. Ряд их региональных союзников уже принял противоположную политику. Очевидно, хотя США неоднократно вносили коррективы в свою стратегию и политику в отношении Среднего Востока, им все же трудно эффективно противодействовать реальным противоречиям и конфликтам там.

У Вашингтона есть пять стратегических целей на Среднем Востоке: защитить безопасность таких своих союзников, как Израиль и Саудовская Аравия, обеспечить себе ведущую роль, предотвратить распространение оружия массового уничтожения, бороться с терроризмом и исламскими экстремистами, обеспечить энергобезопасность. Однако из-за стремления к гегемонизму, эгоизма и двойных стандартов, США подвергаются суровому осуждению. Если Вашингтон не внесет коренные коррективы в действующую политику и стратегию в соответствии с течением времени, не будет уважать интересы других крупных государств и проводить сотрудничество и координацию действий с ними, то у него не хватит сил достичь своих целей при всем желании.

13.06.2014

“Исламское Государство Ирака и Леванта” Иран не заинтересован в расколе Ирака, поскольку опасается так называемого “эффекта домино” на Ближнем Востоке. Об этом в интервью Евроньюс рассказал иранский политолог, специалист по Ирану и странам Ближнего Востока Масъуд Альфак.

«Не исключено, – говорит Масъуд Альфак, – что в будущем раскол Ирака станет решением ситуации, а не проблемой. Но в настоящее время, на мой взгляд, Иран предпочитает, чтобы Ирак был сильным и единым, а не расколотым государством», — отметил он.

По словам политолога, большинство ближневосточных стран также выступают за это. Многие из них сами являются мультиэтничными, мультирелигиозной странами.

«Они против раскола Ирака, так как опасаются, что это может заразить и их. Например, Иран также мультиэтническая страна. Там живут курды, арабы, беллуджи, турки. В Саудовской Аравии есть шииты, сунниты, исмаилиты. Похожая ситуация в Турции и Сирии», — подчеркнул Альфак.

По мнению Масъуда Альфака, большая часть шиитов настроены против премьер-министра Ирака аль-Малики.

«Мы знаем, что аятолла ас-Систани призвал иракцев встать на борьбу с террористами. Однако, как мы знаем, он вот уже два года отказывается встречаться с аль-Малики. Аммар аль-Хаким, лидер Высшего исламского совета Ирака, также настроен против него, но, пожалуй, самое главное то, что и Муктада ас-Садр, возглавляющий шиитскую “Армию Махди” также против аль Малики. Он заявил, что войну в Мосуле проиграла не иракская армия, а армия Малики. Противоворечия все больше раздирают и разделяют страну», — подчеркнул эксперт.

Напомни, обстановка в Ираке резко обострилась на прошлой неделе после того, как суннитские боевики начали наступление на ряд городов на севере страны. За это время им удалось захватить большую территорию, в том числе – провинцию Найнава со вторым по значению городом Ирака Мосулом и часть провинции Салах-эд-Дин с Тикритом.

Накануне иракский премьер-министр Нури аль-Малики отправил в отставку четырех военных руководителей, включая командующего правительственными войсками в захваченной экстремистами провинции Найнава, – за проявленную неспособность оказать сопротивление боевикам. Аль-Малики заявил, что военные бросили Найнаву на произвол судьбы.

Боевики готовят наступление на Багдад, откуда спешно эвакуируется персонал международных организаций и посольств.

19.06.2014

Заместитель ректора Китайского народного университета общественной безопасности Ли Цзяньхэ считает, что в настоящее время в Китае нет систематизированной террористической организации.

Ли Цзяньхэ, участвующий в проходящем в Пекине 3-м Всемирном форуме мира, в интервью корр. заявил, что террористические акты, произошедшие в Китае, в основном, совершены террористическими организациями «Восточного Туркестана» в сговоре с террористами в стране.

По его словам, тенденция интернационализации терроризма становится все более очевидной. Под воздействием международного терроризма в будущем не исключена возможность появления террористической организации в Китае. В настоящий момент необходимо усилить международное сотрудничество для предотвращения формирования террористической организации на основе слияния некоторых террористических сил и отдельных лиц, склонных к терроризму.

Он отметил, что «Восточный Туркестан» организует, провоцирует и совершает различные теракты, нацеленные на раскол страны. Их действия серьезно вредят государственной безопасности, оказывают негативное влияние на стабильность и сплоченность в обществе. Китайскому правительству необходимо выступать категорически против терроризма во всех формах и нанести по нему решительный удар.

По сообщению Ли Цзяньхэ, с 90-х годов предыдущего века Китай ратифицировал или присоединился к 12 международным антитеррористическим конвенциям глобального характера. Китай совместно с Россией, США, Пакистаном, Афганистаном и другими странами развертывают конструктивное взаимодействие в области антитеррористического следствия, подготовки персонала и обмена информацией.

В настоящее время заинтересованные ведомства Китая ускоряют разработку специальных законов в области борьбы с терроризмом, добавил Ли Цзяньхэ.

19.06.2014

Ситуация в Афганистане после оглашения предварительных итогов второго тура выборов, которые не признал один из кандидатов, может обостриться, считают российские эксперты, которых опросил РИА Новости.

Напомним, глава Независимой избирательной комиссии Афганистана огласил предварительные итоги второго тура выборов, согласно которым бывший глава МИД страны Абдулла Абдулла получил 43,56% голосов избирателей, а его соперник экс-министр финансов Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай — 56,44%.

После объявления предварительных результатов, Абдулла Абдулла заявил, что не признает поражение на выборах. Сомнения у кандидата вызывали цифры об общем числе проголосовавших. По данным избиркома, в голосовании приняли участие восемь миллионов человек. В то же время сторонники Абдуллы Абдуллы считают, что их не может быть больше семи миллионов.

«С учетом того, что второй тур президентских выборов прошел с жестким этническим разделением, то есть пуштуны в основном голосовали за одного кандидата, таджики голосовали за другого, не исключен рост межэтнического напряжения с последующим переходом к крупномасштабным военным действиям», — считает директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

В то же время эксперт отмечает, что речь идет о предварительных подсчетах, а окончательные результаты, которые станут известны через две-три недели, могут существенно отличаться от предварительных.

«Результаты выборов в том виде, в котором мы их сейчас наблюдаем, не будут способствовать стабилизации отношений», — заявил сопредседатель программы «Религия, общество и безопасность» в Московском Центре Карнеги Алексей Малашенко.

По его словам, «эти выборы абсолютно не привели к окончательному решению афганского вопроса», поскольку в настоящее время в Афганистане сложились, как минимум, три политических центра — Ахмадзай, Абдулла и талибы. Причем как будут вести себя последние пока непонятно, отмечает эксперт.

В любом случае, именно талибы больше всего выиграют от сложившейся ситуации, считает Малашенко.

«Для талибов в общем-то удобно то обстоятельство, что в самом Кабуле никто не может прийти к какому-то консенсусу», — сказал он.

23.06.2014

Без доходов от наркоторговли Таджикистан станет недееспособным государством. Об этом говорится в новом отчете под названием «Между сотрудничеством и изоляцией: отношения Афганистана с республиками Центральной Азии».

Основными игроками в торговле наркотиками по всей Центральной Азии являются правительственные чиновники, офицеры силовых служб и члены мафии. По всей Центральной Азии торговля наркотиками глубоко переплелась с экономическими, социальными, политическими и правоохранительными структурами, — говорится в докладе. Это касается всех соседствующих с Афганистаном государств Центральной Азии, но наиболее очевиден этот процесс в Таджикистане:

«Некоторые считают работу Агентства по контролю за наркотиками (АКН) Таджикистана успешной. Возглавляет его Рустам Назаров, считающийся компетентным и честным лидером. Но возможности АКН ограничены. Оно является изолированной структурой с ограниченными возможностями по сдерживанию других силовых ведомств или проведению арестов крупных наркоторговцев. Любые попытки арестовать могущественных наркобаронов в лучшем случае стоили бы Назарову карьеры. Иногда ловят торговцев средней руки, включая сотрудников силовых структур. Но торговцев и сотрудников силовых ведомств с хорошими связями трогать нельзя. Несколько сотрудников АКН, включая главу управления по проведению операций, поняли это, когда в 2012 году арестовали ряд лиц в машине, наполненной героином. Эти конкретные лица крышевались влиятельными офицерами КНБ Таджикистана и, когда сотрудники АКН отказались оставить задержанных в покое, КНБ инициировал арест самих сотрудников АКН по обвинению в торговле наркотиками, которые затем получили примерно по 20 лет тюрьмы», — пишут авторы отчета Кристиан Блер (Christian Bleuer) и Саид Реза Каземи (Said Reza Kazemi)

С 2001 года рост наркоторговли по всех Центральной Азии не привел к нестабильности и росту преступлений, совершаемых бандами наркоторговцев, как опасались многие. Вместо этого, правительства Центральной Азии воспользовались торговлей наркотиками для укрепления власти в своих государствах и обществах. Доходы от наркоторговли и назначения на доходные (т.к. коррумпированные) должности в силовых ведомствах использовались для обеспечения верности власти…, — отмечается в докладе.

Теперь, даже если правительство Таджикистана и попытается арестовать крупных наркобаронов или их покровителей в силовых структурах, сопротивление с их стороны может привести к нестабильности и кровопролитным конфликтам. Перспектива дестабилизации Таджикистана вызывает опасения у многих центральноазиатских игроков. Как говорит Хиллари Эванс (Hillary Evans), проводящая исследования сферы наркоторговли, «вот мое заключение: без доходов от наркоторговли Таджикистан станет недееспособным государством (failed state), в чем никто не заинтересован». Иностранные доноры и поддерживающие правительство Таджикистана стороны отлично это понимают, особенно в той части, что касается необходимости наличия дружественного и стабильного государства на северной границе Афганистана. Как без обиняков заявил один западный чиновник, попросивший не называть его имени, инициативы по борьбе с торговлей наркотиками в Таджикистане «являются смехотворными. Запад смирился с тем, что наркотики являются ценой, которую приходится платить за относительную стабильноcть на северной границе Афганистана», — пишут авторы доклада.

08.07.2014

Правительство Туркменистана и талибы имеют хорошие связи друг с другом. Правительство никогда официально не признало правительство талибов, но, несмотря на это, туркменские дипломаты имели с ними контакты, об этом говорится в новом отчете под названием «Между сотрудничеством и изоляцией: отношения Афганистана с республиками Центральной Азии» («BETWEEN COOPERATION AND INSULATION: Afghanistan’s Relations with the Central Asian Republics»), который был составлен «Сетью аналитиков Афганистана» («The Afghanistan Analysts Network»).

Как отмечается в отчете, Вакиль Ахмад Мутаваккиль, последний министр иностранных дел Исламского Эмирата Афганистан подчеркивал, что туркменское правительство прилагает большие усилия в качестве посредника между талибами и оппозицией.

«В конце 1990-х, правительство Туркменистана способствовало встречи между талибами и тогдашним Северным альянсом в Ашхабаде. Мутаваккиль представлял талибов, а Мохаммад Юнус Кануни экс-спикер парламента ИРА Северный альянс. Переговоры произошли под эгидой ООН, но привели только к насильственному конфликту между талибами и Северным альянсом», — отмечается в отчете.

«Возможно, это часть политики нейтралитета правительства Туркменистана поддерживать теплые отношения с талибами, хотя это, можно мотивировать желанием успешно экспортировать газ в через Афганистан (т.е. газопровод ТАПИ). Также одной из причин для контакта между правительством Туркменистана и талибами послужили интересы Пакистана, особенно в отношении возможного экспорта энергии из Туркменистана. Поэтому Пакистан подтолкнул талибов к взаимодействию с туркменами», — подчеркивают авторы.

«Кроме того, кажется, что туркменское правительство частично осуществляет стратегию умиротворения талибов путем установления де-факто дипломатических отношений с ними, соглашаясь на неофициальные визиты талибов в Туркменистан и поставку некоторых существенных хозяйственных нужд на восток ИРА. В свою очередь, талибы предотвращают дальнейшую дестабилизацию приграничных районов и областей Туркменистана», — говорится в докладе.

«После смерти туркменского диктатора Сапармурата Ниязова в 2006 году, новый президент Гурбангулы Бердымухамедов перевел страну от ее изоляционистской позиции к попытке играть роль регионального посредника в различных спорах, в том числе в Афганистане. В частном порядке с 2002 года, Туркменистан позволил около 1600 американских военных облетов в год, что Вашингтон намеренно публично не обсуждает. Из $1,3 млрд., что правительство США потратило в Центральной Азии на поддержку военных операций в Афганистане в течение 2012 года, более $820 млн. были потрачены в Туркменистане, вероятно, все на закупку топлива», — говорится в докладе «Сети аналитиков Афганистана».

Как отмечают авторы отчета — Кристиан Блер (Christian Bleuer) и Саид Реза Каземи (Said Reza Kazemi) — около 85% всего импорта из Туркменистана в Афганистан, которое отправляется через стратегический пограничный порт Торгунди является топливо, оно предназначено для потребления МССБ на территории Афганистана. Возникновение инцидентов, главным образом, связанных с нападения на средства доставки топлива по дороге Торгунди Герат, становится соперничество за контроль незаконного оборота наркотиков по этому маршруту.

В свою очередь, правительство Туркменистана продолжает укреплять границу с Афганистаном в преддверии 2014 года, хотя большая часть километровой границы лежит на равнинах из северного Афганистана через пустыню Каракумы в Туркменистан.

«Тем не менее, на фоне ухудшения безопасности на севере Афганистана, в том числе на приграничных с Туркменистаном территорий. До сих пор не ясно будет ли дальнейшее резкое обострение ситуации в области безопасности воздействовать не только на север Афганистана, но и Туркменистан», — отмечают авторы доклада. 

15.07.2014

Граница Узбекистана с Афганистаном в 137 км вдоль реки хорошо защищена по сравнению с границами Афганистана с Таджикистаном и Туркменистаном. Об этом говорится в новом отчете под названием «Между сотрудничеством и изоляцией: отношения Афганистана с республиками Центральной Азии» («Between cooperation and insulation: Afghanistan’s Relations with the Central Asian Republics»), который был составлен «Сетью аналитиков Афганистана» (Afghanstan analysts network).

Во времена правления талибов на севере Афганистана (1998-2001), торговли между Узбекистаном и Афганистаном практически не было. В 2011 году Узбекистан имел лишь 6% в торговой статистике ИРА, в то время как Афганистан составил лишь 3% внешнеторгового оборота Узбекистана, — говорится в докладе.

«Правительства двух стран в течение последних пяти лет подписали многочисленные соглашения по увеличению торговли между двумя странами. И обе стороны выразили заинтересованность в отношении возможных экономических выгод от строительства Узбекистаном новой железнодорожной инфраструктуры в Афганистане. Данный проект запланирован на сумму $170 млн. (165 млн. финансируется Азиатским банком развития и 5 млн. афганским правительством)», — говорится в докладе.

«С 2001 торговля между Афганистаном и Узбекистаном увеличилась почти в девять раз. В настоящее время, уровень торговли между ИРА и РУз снижается. Торговля в порту Хайратон страдает из-за безудержной коррупции и бюрократии со стороны местных чиновников», — отмечают авторы отчета — Кристиан Блер (Christian Bleuer) и Саид Реза Каземи (Said Reza Kazemi).

«В свою очередь, узбекское правительство описывает узбекско-афганскую границу как «моральную границу между хорошим и плохим». Граница Узбекистана с Афганистаном в 137 км. вдоль реки хорошо защищена по сравнению с границами Афганистана с Таджикистаном и Туркменистаном», — отмечается в докладе.

По сообщению, эта область является одной из самых охраняемых границ в мире с колючими проводами и электрическими заборами, минами и хорошо вооруженными пограничными войсками с узбекской стороны. В дополнение к вооруженным и хорошо оснащенным контрольно-пропускным пунктам, в целях предотвращения незаконного прохождения людей из Афганистана в Узбекистан через реку, правительство Узбекистана имеет лодки береговой охраны на своей стороне Амударьи.

«Тем не менее, время от времени там происходят незначительные инциденты. За первые шесть месяцев 2013 года, афганская сторона сообщила о более 20 пограничных нарушениях, в результате чего со стороны Узбекистана были арестованы более 100 афганских граждан», — говорится в отчете.

«Помимо прямых нападений Узбекистан сталкивается с потоком беженцев из Афганистана. К концу 2001 года, Узбекистан принял более 8000 афганских беженцев. С тех пор количество беженцев сократилось, но в 2007 году в Термезе, вблизи афганской границы, все еще остается проживать более 600 афганских беженцев. С ними обращаются довольно таки плохо в Узбекистане. Они живут в бедных условиях и подвергаются полицейским преследованиям, вымогательствам и насильственной депортации в Афганистан», — говорится в докладе

«Узбекское правительство считает некоторых афганцев экономическими мигрантами нежели политическими беженцами. В целом, основное население Узбекистана имеет очень негативное представление о них, считая их необразованными, жестокими и вовлеченными в незаконный оборот наркотиков», — пишется в докладе.

«Сеть аналитиков Афганистана» является независимой некоммерческой организацией. Целью данной организации является сбор информации и опыта экспертов для улучшения понимания реалий Афганистана.

Криштиан Блуер — является независимым исследователем и консультантом в Центральной Азии с 2011 года. Он недавно получил докторскую степень в Центре по изучению Арабских и Исламских исследований при Национальном Австралийском университете. В 2007 году он получил магистерскую степень Центра Евразийских исследований при университете Индианы. Его нынешние исследования сфокусированы на политике, экономике и структуре конфликтов и конкуренции в Центральноазиатском регионе.

Саид Реза Каземи — является кандидатом докторской степени в кластере «Азия и Европа в глобальном контексте» университета Гейдельберга. Он закончил магистерскую степень по политике и безопасности Академии ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе — ред.) в Бишкеке, Кыргызстан. Недавно он провел работу как исследователь в «Сети аналитиков Афганистана» (2012 — 2013 гг.) и как зарубежный исследователь в Норвежском институте международных дел (2014 г.).

15.07.2014

Международная правозащитная организация Human Rights Watch и Институт прав человека Колумбийского университета опубликовали доклад, в котором обвинили Минюст и ФБР Соединенных Штатов в подстрекательстве мусульман к терроризму.

Провокационные спецоперации ФБР против мусульман в США были основаны на преследовании людей по национальному и этническому признаку, говорится в совместном докладе Международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) и Института прав человека юридического факультета Колумбийского университета, озаглавленном «Иллюзия юстиции: нарушения прав человека в США в борьбе с терроризмом».

На 214 страницах отчета рассматриваются 24 федеральных дела о терроризме от начала расследования до вынесения приговора и его исполнения. Правозащитники пришли к выводу, что практика борьбы с терроризмом в США изобилует многочисленными нарушениями прав человека, такими как чрезмерная агрессивность спецопераций и излишне суровые условия содержания осужденных.

«Американцам говорят, что их правительство оберегает их путем предупреждения и преследования терроризма внутри США. Но если присмотреться, то становится понятно, что многие из этих людей никогда не совершили бы преступления, если бы правоохранительные органы не подталкивали их к этому, не обнадеживали, не оказывали давление, иногда даже оплачивая им совершение терактов», — говорит один из авторов доклада, заместитель директора Вашингтонского бюро Human Righs Watch Андреа Прасоу (Andrea Prasow). Его слова приводятся в сообщении на официальном сайте HRW.

Отмечается, что иногда агенты ФБР выбирали для «разработки» людей с психическими проблемами или задержкой умственного развития.

В качестве примера в докладе приводится случай, когда четырех новообращенных мусульман из Ньюбурга, штат Нью-Йорк, обвинили в планировании взрывов в синагогах и на американской военной базе. Судья, рассматривавший дело, заявил, что правительство «придумало преступления, обеспечило их финансирование и устранило все препятствия для их совершения» и в результате «сделало из законопослушных людей террористов».

15.07.2014