Обстановка в сфере безопасности

28.02.2018
743

Директор Исполкома РАТС ШОС: ИГ стремится создать новое квазигосударство на территориях Афганистана, Ирана, Пакистана и стран Центральной Азии

Евгений Сысоев рассказал, какие угрозы стоят перед Россией и международным сообществом в свете трансформации ИГ

Директор Исполнительного комитета Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества (РАТС ШОС) Евгений Сысоев посетил штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке, где провел брифинг для антитеррористических структур Совета Безопасности, а также серию двусторонних встреч. О том, каких результатов РАТС ШОС добился на направлении антитеррора в последние годы, какие угрозы стоят перед Россией и международным сообществом в свете трансформации ИГ (запрещено в РФ) и как с ними бороться, Сысоев рассказал в интервью "Интерфаксу".

 - Евгений Сергеевич, из каких встреч и мероприятий состояла программа вашего визита в Нью-Йорк? Какие вопросы обсуждались?

- Мы прибыли в Нью-Йорк для выступления на совместном заседании Контртеррористического комитета Совета Безопасности (КТК СБ) ООН и комитетов СБ по санкциям в отношении ИГ, "Аль-Каиды" и Движения "Талибан". Приглашение провести брифинг поступило лично от председателя санкционных комитетов СБ ООН, постпреда Казахстана при ООН Кайрата Умарова.

В ходе почти полуторачасового брифинга я постарался довести до представителей государств-членов Совета Безопасности ООН, а также сотрудников Исполнительного директората КТК СБ ООН (ИД КТК) и Мониторинговой группы антитеррористических санкционных комитетов СБ информацию об организации и состоянии работы РАТС ШОС по противодействию терроризму и экстремизму, ее результатах.

Провел двусторонние встречи с заместителем генерального секретаря ООН, главой Контртеррористического управления ООН Владимиром Воронковым, заместителем руководителя Исполнительного директората КТК СБ ООН Вэйсюном Чэном и новым руководителем мониторинговой группы Эдмундом Фиттон-Брауном.

В ходе переговоров обсуждались современные вызовы и угрозы региональной и международной безопасности, конкретные формы и направления практического взаимодействия, а также пути дальнейшего развития нашего сотрудничества.

- Осуществлялись ли рабочие контакты с представителями США, налажен ли какой-то канал обмена информацией с американскими спецслужбами?

- В настоящее время каких-либо контактов с представителями американских спецслужб в рамках РАТС ШОС не осуществляется.

- Как оцениваете уровень сотрудничества РАТС ШОС с ООН?

- Как достаточно высокий. На протяжении своего существования ШОС всегда подчеркивала приоритет координирующей роли ООН и международного права. В связи с этим, особо хотелось бы отметить последовательное и динамичное развитие сотрудничества с Организацией. В частности, в 2004 году Генеральной Ассамблеей ООН принята резолюция о предоставлении ШОС статуса наблюдателя, а впоследствии – еще пять резолюций и совместная декларация о сотрудничестве между организациями.

В 2011 и 2012 годах РАТС формализованы отношения с Управлением ООН по наркотикам и преступности и ИД КТК СБ ООН.

Начиная с этого времени, наши эксперты ежегодно принимают участие в оценочных визитах в государства-члены ШОС по мониторингу выполнения и содействию имплементации резолюций 1373, 1624 и 2178 СБ. Приятно, что их деятельность неизменно находит положительную оценку ИД КТК.

Кроме того, представители профильных подразделений ООН и РАТС ШОС на взаимной основе регулярно принимают участие в проводимых нашими организациями конференциях, совещаниях, рабочих встречах, осуществляется обмен методическими материалами и информационными обзорами.

В последние годы сложилась практика участия директора Исполкома РАТС ШОС в сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, а также проводимых на их полях специальных совместных мероприятиях ООН-ШОС и двусторонних переговорах с руководством ООН. Так, в 2016-2017 годах состоялись встречи с заместителями Генерального секретаря ООН Джеффри Фелтманом, Юрием Федотовым и Владимиром Воронковым.

Активно развиваются контакты РАТС ШОС и с новым подразделением ООН, созданным по инициативе Антониу Гутерриша, - Контртеррористическим управлением (УКТ). Подготовлен и проходит внутригосударственное согласование проект Меморандума между нашими организациями. В текущем году планируем документально закрепить отношения сотрудничества.

- Каковы основные результаты деятельности РАТС ШОС в 2017 году? Каковы данные о предотвращенных терактах в странах-членах ШОС, задержании и привлечении к ответственности членов международных террористических организаций?

- Полной информацией мы пока не располагаем. Итоги года подводятся. Вместе с тем в числе наиболее значимых результатов 2017 года можно назвать то, что ФСБ России во взаимодействии с коллегами по ШОС пресечена деятельность более 50 ячеек террористических и экстремистских организаций.

Совместными усилиями компетентных органов Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана установлены, задержаны и экстрадированы 150 граждан, находившихся в розыске по линии борьбы с терроризмом.

Если же брать шире, например, последние пять лет, то в 2013-2017 годы компетентными органами пресечены на стадии подготовки свыше 600 преступлений террористического характера, ликвидировано более 500 баз подготовки, пресечена деятельность более 2000 членов международных террористических организаций, изъято более 1000 самодельных взрывных устройств, 50 тонн взрывчатых веществ, 10 000 единиц огнестрельного оружия, свыше миллиона боеприпасов.

- Сколько лиц, связанных с террористической и экстремистской деятельностью, на настоящий момент находится в поле зрения РАТС ШОС?

- Более 4500 лиц. Все они включены в Единый розыскной реестр лиц, объявленных специальными службами и правоохранительными органами государств-членов ШОС в международный розыск за совершение или по подозрению в совершении преступлений террористического, сепаратистского или экстремистского характера.

Совместная работа компетентных органов в отношении указанной категории лиц носит комплексный характер.

- Как сказывается на ситуации в странах ШОС разгром основных сил ИГ в Сирии?

- Если говорить коротко – угроза террористический действий со стороны иностранных боевиков-террористов, возвращающихся в страны исхода, в том числе в государства-члены ШОС, возрастает.

Дело в том, что в результате активного военного давления национальных и коалиционных антитеррористических сил в сирийско-иракской зоне изменилась не только география театра боевых действий, но и тактика деятельности террористов. Фактическое поражение ИГ в Сирии, где из-под контроля квазигосударства освобождено более 90 % территории, вынудило оставшихся в живых боевиков к смене места дислокации, а его лидеров – к активизации своих зарубежных филиалов. Созданные группировкой специальные структуры ведут комплектование, подготовку и переброску диверсионно- террористических групп в Европу, Юго-Восточную и Центральную Азию, а также Россию, где создаются так называемые "спящие ячейки".

Эти автономные группы зачастую практикуют тактику случайного выбора целей для террористических атак в крупных мегаполисах с использованием сторонников джихада, прошедших онлайн-обучение.

Особое беспокойство вызывает ситуация в Афганистане, в северных провинциях которого сконцентрировалось до 3 тысяч боевиков ИГ, ранее воевавших на Ближнем Востоке. Среди них 80% иностранцев, в том числе выходцы из России, стран Центральной Азии и Китая.

Ситуация усугубляется тем, что в отличие от талибов, 70 тысяч которых контролирует до 60 % территории Афганистана и совершает более 90% нападений на правительственные силы, сторонники ИГ привержены идее создания очередного квазигосударства под названием "Вилаят Хорасан", с включением в его состав территорий Афганистана, Ирана, Бангладеш, Пакистана, Индии и Центральной Азии.

- Есть ли данные о том, сколько иностранных террористов-боевиков из Сирии могут возвратиться на родину, а также в соседние с Сирией государства, в частности, в Афганистан?

- Точное количество боевиков, которые могут вернуться в страны исхода, назвать достаточно затруднительно. Вместе с тем, безусловно, речь идет о значительном числе таких лиц.

В период активной фазы войны за "халифат" число иностранных боевиков-террористов достигало, по разным оценкам, до 40 тысяч человек из 110 стран мира. По некоторым данным, более 5000 боевиков вернулись в страны исхода.

В настоящее время в реестре РАТС ШОС - таблице учета лиц, перемещающихся в регионы с повышенной террористической активностью и намеревающихся участвовать в вооруженных конфликтах на стороне международных террор организаций, а также возвращающихся после этого на территории государств-членов ШОС, состоит более 4200 лиц.

В этой связи нами выработаны и реализуется совместные меры по противодействию указанной категории лиц.

- Какое значение в плане противодействия террористическим и экстремистским угрозам на пространстве ШОС, на Ваш взгляд, имеет вступление в организацию Индии и Пакистана? Как эти страны взаимодействуют с РАТС ШОС?

- Принятое в июне 2017 года на саммите глав государств в Астане решение о предоставлении Республике Индия и Исламской Республике Пакистан статуса полноправных членов ШОС, объединившей таким образом в своем составе 44 % населения Земли, придает дополнительный импульс консолидации усилий РАТС по противодействию международному терроризму.

Мы ожидаем, что богатый опыт и широкие возможности новых коллег, существенно увеличат антитеррористический потенциал нашей Структуры. Это позволит уже в ближайшей перспективе по-иному взглянуть на решение актуальных задач региональной безопасности, в том числе в рамках возобновления деятельности контактной группы "ШОС – Афганистан".

Процесс адаптации и интеграции Индии и Пакистана идет поступательно и динамично, новые государства-члены готовы к полноценному и всестороннему практическому взаимодействию.

В феврале текущего года Дели принял у себя заседание экспертов государств-членов. Аналогичное мероприятие планируется также провести в Исламабаде. А в составе Исполкома РАТС ШОС в Ташкенте скоро появятся новые коллеги из Индии и Пакистана.

- Удается ли с коллегами по РАТС ШОС достичь взаимопонимания в вопросах ограничения доступа к интернет-ресурсам, содержащим материалы террористического и экстремистского характера?

- Конечно, удается. С учетом важности и актуальности, вопросы совершенствования координации и взаимодействия компетентных органов по линии информационной безопасности вот уже почти 10 лет входят в число приоритетных направлений работы РАТС.

Это связано с тем, что развитие телекоммуникационных технологий и увеличение аудитории сети Интернет сделали фактически безграничными возможности международных террористических организаций, в особенности ИГ, не только по распространению своей идеологии, но и по созданию условий для саморадикализации населения, вербовки новых членов, привлечения финансовых ресурсов, координации деятельности подпольных ячеек, организации и осуществления терактов.

За этот период в РАТС создана необходимая организационно-правовая основа. В частности, утверждены совместные меры по предупреждению и пресечению использования в террористических целях компьютерных сетей, образована совместная рабочая группа. Обмен лучшими практиками выявления фактов распространения информации в социальных платформах, организация работы по сбору электронных данных в качестве доказательств и обеспечению защиты информационного пространства ведется в рамках совместных семинаров. Полученные знания и навыки закреплены в ходе двух совместных киберучений, проведенных в 2015 году и в 2017 году на территории Китая в городе Сямынь.

В результате этой большой и системной работы в рамках РАТС выстроен надлежащий обмен оперативными данными о фактах распространения в сети Интернет террористического и экстремистского контента и механизм принятия мер по его блокированию, который позволил в 2016-2017 годах удалить либо ограничить доступ к более ста тысячам интернет-ресурсов, содержащим более 4 миллионов материалов террористического и экстремистского характера.

- В конце 2017 года премьер Госсовета КНР Ли Кэцян анонсировал идею создания на базе РАТС ШОС центра по противодействию новым угрозам и вызовам. Как Вы отнеслись к данному предложению? Чем этот центр будет отличаться от уже действующих структур при РАТС?

- Лично мне эта идея представляется перспективной. Впервые она была высказана президентом России Владимиром Путиным еще в июне 2012 года в ходе Пекинского саммита глав государств-членов ШОС.

Речь идет о расширении полномочий РАТС ШОС и включении в ее компетенцию, помимо борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, еще и противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, транснациональной организованной преступности, незаконному обороту оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, а также обеспечения международной информационной безопасности.

Реализация этих предложений на практике способствовала бы достижению сразу двух важных целей.

Во-первых, увязать воедино вопросы координации противодействия терроризму с решением смежных задач, что, безусловно, позволило бы более комплексно и системно вырабатывать и осуществлять меры по противодействию современным вызовам и угрозам, имеющим глобальный и взаимосвязанный характер.

Во-вторых, минимизировать издержки по созданию и содержанию Центра посредством возложения новых задач на имеющуюся эффективную организационную структуру – Исполком РАТС ШОС. Это потребует лишь небольшого укрепления штата.

Китайская Народная Республика и ряд других государств-членов ШОС поддержали инициативу Российской Федерации, однако, до настоящего времени консенсус по этому вопросу не достигнут. Консультации и обсуждения на экспертном уровне продолжаются.

- Когда состоится очередная Международная конференция РАТС в Ташкенте? Какие вопросы планируется обсудить? Будет ли на повестке ситуация в Афганистане?

- Свои конференции РАТС ШОС проводит ежегодно и, как правило, в четвертом квартале.

Необходимо отметить, что авторитет конференции и интерес к участию в ее работе со стороны партнеров возрастает. Так, в 2017 году в 5 Международной конференции помимо 12 компетентных органов "шанхайской семьи" приняли участие семь профильных подразделений ООН, включая КТУ ООН и ИД КТК СБ ООН, во главе с заместителем Генерального секретаря ООН Федотовым, а также шесть ведущих международных организаций, включая ОБСЕ, ЕАГ, ОДКБ, СНГ и другие.

Тематика конференции 2018 года традиционно будет касаться вопросов обеспечения региональной безопасности, практических механизмов и путей укрепления антитеррористического сотрудничества.

Безусловно, ситуация в Афганистане войдет в число актуальных тем экспертного обсуждения участников конференции, поскольку происходящие в этой стране процессы оказывают серьезное влияние на состояние безопасности во всем регионе ШОС.

Кроме этого, 1 января 2019 года РАТС ШОС исполняется 15 лет. И это событие также не должно пройти мимо повестки нашей конференции.

- В июне 2017 года в Астане на заседании Совета глав государств-членов ШОС была принята Конвенция ШОС по противодействию экстремизму. Чем обусловлено принятие данного документа и в чем его особенность?

- Принятие Конвенции ШОС по противодействию экстремизму стало коллективным ответом государств-членов ШОС на всплеск преступлений экстремистской направленности во всем мире, который поставил перед мировым сообществом важнейшие проблемы по обеспечению противодействия этому явлению. Разработка Конвенции была инициирована Китайской Народной Республикой. В результате двухлетнего напряженного экспертного труда государствам-членам удалось достичь единого понятийного понимания и выработать механизмы антиэкстремистского сотрудничества.

В Конвенции закреплены фундаментальные положения об опасности экстремизма как питательной среды терроризма, опоре на ведущую роль государств и их компетентных органов в противодействии терроризму и экстремизму, необходимости соблюдения международного права и Устава ООН, прежде всего, уважения принципов суверенитета и равноправия государств, невмешательства в их внутренние дела, осуждения идеологии и практики экстремизма во всех его формах и проявлениях и недопустимости публичных призывов и подстрекательства к экстремистским действиям.

Закреплено понятие экстремизма как деструктивного явления, определены его содержание и основные формы экстремистской деятельности, подлежащие криминализации.

Конвенция формирует механизмы взаимодействия государств-членов ШОС в сфере предупредительно-профилактической деятельности, совместного противодействия экстремизму, оказания правовой помощи и способствует унификации законодательства Сторон.

Важнейшей и уникальной новеллой документа является общее видение правовых основ противодействия насильственному покушению на законную власть – не только в контексте растущих террористических угроз, но и в более широком смысле предупреждения любого государственного переворота.

Принципиальные позиции и весомые новации Конвенции послужат закреплению ШОС в качестве лидера в сфере межгосударственного противодействия экстремизму, подадут пример должного уровня координации и сотрудничества государств – единомышленников на международной арене.

 

Источник: http://www.interfax.ru/interview/601753