РЕГИОНАЛЬНАЯ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

14 апреля президент США Джо Байден объявил, что вывод американских войск из Афганистана планомерно начнется 1 мая и завершится к 11 сентября — 20-летней годовщине присутствия в Афганистане.

И поскольку «Талибан» уже давно грозил начать военные действия против иностранных войск, если они не будут выведены до 1 мая, как было установлено в дохинском соглашении, то Байден уточнил: в случае нападения талибов США окажут сопротивление и будут защищаться «всеми имеющимися средствами».

Накануне заявления Байдена официальный представитель американского президента привел аргументы Белого дома: «Мы отправились в Афганистан для восстановления справедливости после нападения на нас 11 сентября, а также чтобы помешать террористам использовать Афганистан как безопасную площадку для нападений на США. Мы считаем, что достигли этой цели, и сегодня можем бороться с угрозой нашей родине, исходящей из Афганистана, без постоянного военного присутствия в стране и без продолжения войны с «Талибаном». Военная сила не решит внутриполитических проблем Афганистана и не положит конец внутреннему конфликту в стране. Мы завершаем наши военные операции и сосредотачиваемся на дипломатической поддержке продолжающегося мирного процесса», — сказал чиновник.

Джо Байден в своем выступлении сообщил, что намерен обратиться к другим странам, в том числе к Пакистану, России, Китаю, Индии и Турции, с просьбой оказать поддержку Афганистану.

В субботу, 17 апреля, издание New York Times опубликовало подробности совещания по национальной безопасности, которое Джо Байден провел 6 апреля с силовиками. Когда президент сообщил генералам, что намерен вывести войска к 20-й годовщине атак на Нью-Йорк и Пентагон, министр обороны США Ллойд Остин и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли переспросили Байдена, правильно ли они его поняли. Военные надеялись, что уговорят президента оставить в ИРА некоторое количество военнослужащих (там сейчас их 2500), и установить новые условия их вывода. Однако Байден заявил советникам, что никаких условий не будет, «ноль — значит ноль».

Заявление Байдена вызвало диаметрально противоположные реакции в США. Те, кто поддержал президента, повторяли его риторику об успешном выполнении миссии, концентрируясь на первоначальной задаче, которая стояла перед Пентагоном 20 лет назад: отомстить за 11 сентября и уничтожить «Аль-Каиду» и Усаму бен Ладена.

Те же, кто заявил о поспешности решения, говорили об угрозе со стороны «Талибана» и возможности потерять демократические достижения в Афганистане, ради которых войска оставались там на протяжении двух десятилетий.

Заявление Байдена спровоцировало публикацию нескольких прогнозов ситуации в Афганистане после вывода войск. Все они довольно пессимистичные.

Так, в отчете Управления национальной разведки говорилось, что шансы достичь мирного соглашения между афганским правительством и талибами остаются довольно низкими. Согласно докладу, «Талибан» уверен в своей будущей военной победе над Кабулом и поспешит использовать силу для формирования новой политической реальности, а афганские силы безопасности по-прежнему ведут оборонительную войну.

Директор ЦРУ Уильям Бернс заявил сенатскому комитету по разведке, что спецслужбам будет сложнее собирать раззведданные и реагировать на угрозы, когда американские войска покинут Афганистан. Бернс отметил, что «Исламское государство» и «Аль-Каида» после вывода войск смогут восстановить свое влияние в Афганистане.

Советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан сказал в интервью, что «нет никаких гарантий относительно того, что произойдет в Афганистане после вывода американских войск». «Никто не может дать никаких гарантий. Все, что США могли сделать, — это предоставить афганским силам безопасности, афганскому правительству и афганскому народу ресурсы и возможности, обучить и оснастить их вооруженные силы, помочь правительству. Мы это сделали, и теперь пришло время вернуться домой, и афганский народ сам встанет на защиту своей страны», — сказал Салливан.

На следующий день после заявления Байдена генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сообщил, что в НАТО приняли решение начать вывод войск из Афганистана 1 мая, вместе с США. Генсек рассказал, что в отношениях НАТО и Афганистана начинается новая глава, и добавил, что хотя союзники и продолжат оказывать поддержку Кабулу, теперь «афганскому народу предстоит построить прочный мир». «Сокращение нашего присутствия будет упорядоченным, скоординированным и преднамеренным, — заявил Столтенберг на совместной пресс-конференции с госсекретарем США Энтони Блинкеном и министром обороны США Ллойдом Дж. Остином. — Мы вместе отправились в Афганистан, и мы едины, чтобы вместе уйти», — сказал он.

В настоящее время, по словам Столтенберга, в Афганистане находится около 10 000 военнослужащих стран НАТО и стран-партнеров. «Мы планируем завершить вывод всех наших войск в течение нескольких месяцев», — подтвердил генсек и добавил, что «любые атаки талибов на наши войска в этот период встретят решительный ответ».

Заявление Байдена вызвало резкую реакцию «Талибана». На следующий день после выступления президента США талибы опубликовали свое заявление, в котором обвинили Вашингтон в нарушении Дохинского соглашения, согласно которому войска нужно было вывести до 1 мая. Талибы потребовали, чтобы представители ООН и тех стран, в присутствии которых было подписано это соглашение, оказали давление на Вашингтон и заставили бы Америку быстро вывести войска.

После чего талибы перешли к угрозам и перекладыванию ответственности. «Теперь, когда Америка нарушает соглашение, это дает возможность моджахедам Исламского Эмирата (так талибы называют тип государственного устройства, которое они намерены установить на территории ИРА) принять все необходимые меры противодействия, и ответственность будет нести американская сторона, а не Исламский Эмират», — сказано в заявлении «Талибана».

Кроме того, талибы предупредили, что не собираются принимать участие ни в какой конференции по Афганистану, «пока все иностранные силы полностью покинут нашу родину», об этом сообщил представитель талибов Мохаммад Наим Вардак.

Это заявление ставит под удар Стамбульскую конференцию, которая должна была состояться с 24 апреля по 4 мая под эгидой ООН и по инициативе США. Изначально предполагалось, что на этом саммите будет подписано некоторое соглашение между кабульской делегацией и «Талибаном», которое серьезно продвинет мирный процесс, сдвинет с мертвой точки межафганские переговоры, приведет к снижению уровня насилия и появлению общего плана государственного строительства, с которым согласятся все стороны.

До заявления Байдена и реакции на него «Талибана» казалось, что подготовка к стамбульской конференции, наконец, вышла на финишную прямую. МИД Турции объявил, что мероприятие пройдет при поддержке ООН и Катара, в нем примут участие представители афганского правительства и движения «Талибан». Повестка, которую долго согласовывал со всеми участниками спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад, звучала очень аккуратно: «Конференция будет сосредоточена на оказании помощи участникам переговоров в достижении свода общих основополагающих принципов, которые отражают согласованное видение будущего Афганистана».

Однако отказ талибов приезжать в Стамбул практически обнулял эту повестку и вынуждал будущих участников встречи четче сформулировать свое отношение и к позиции движения, и к необходимости заставить стороны договориться. Это коснулось и союзников и симпатизантов талибов как вне, так и внутри Афганистана.

Кабул потребовал от Исламабада сформулировать свою позицию по мирному процессу: по словам инсайдеров, в Арге уверены, что талибы бойкотируют Стамбул по указанию Пакистана. Министр иностранных дел Афганистана Ханиф Атмар поговорил по телефону с пакистанским коллегой Шахом Махмудом Куреши, и афганские СМИ распространили его слова, что Исламабад поддерживает мирный процесс в Стамбуле, а сам министр с нетерпением ждет встречи там с Ханифом Атмаром. Куреши подтвердил, что Пакистан является партнером мирных усилий в регионе. По итогам разговора министры иностранных дел Пакистана и Афганистана вместе призвали талибов не игнорировать стамбульскую конференцию.

В ответ на угрозы талибов Пентагон заявил, что вероятно, США временно увеличат свое военное присутствие в Афганистане в ближайшие недели и месяцы, чтобы выполнить приказ Байдена о безопасном выводе войск к 11 сентября.

Еще до того, как талибы объявили, что не поедут ни на какую конференцию по Афганистану, пока в ИРА находятся иностранные войска, — наблюдатели и политологи были уверены, что предложенный Кабулом план не будет способствовать межафганскому диалогу. Талибы не идут на уступки в политике, даже если они вернутся за стол переговоров, — а Кабул не может согласиться на их условия. Нежелание идти на компромисс в вопросе способа передачи власти обрекают межафганские переговоры на провал.

Именно поэтому инсайдеры, близкие к президентскому дворцу, уверены, что Ашраф Гани готовит другой план, который пока не обнародован. В одном из своих последних выступлений Гани назвал стамбульскую конференцию «золотой возможностью» и призвал все стороны не упустить этот шанс. Если же, как сказал Гани, возможность будет упущена, необходимо будет созвать Лойя Джиргу и принять новое решение относительно будущего Афганистана.

Учитывая, что новый план будет отталкиваться от провалившихся переговоров, — президент, возможно, предложит Лойя Джирге рассмотреть вариант вооруженного сопротивления, если талибы, как ожидается, попытаются взять власть силой.

Эту версию подтверждает и реакция Ашрафа Гани на разговоры о скором крахе правительства, которые начались среди политологов и наблюдателей в Кабуле после объявления Байдена о выводе войск. Ситуацию усугубили слухи, просочившиеся из дипмиссий иностранных государств, что якобы есть решение сократить число дипломатов к 1 мая.

Однако президент ответил на эти слухи твердым заявлением: нашему правительству не грозит крах, пока у страны есть армия. По словам Гани, только афганский спецназ и ВВС насчитывают около 40 тысяч человек, и «пока сохраняется эта сила, нет риска развала государства».

В телефонном разговоре с Байденом Ашраф Гани подтвердил, что «Исламская Республика Афганистан уважает решение США», и сказал, что что афганские силы безопасности смогут самостоятельно защитить страну.

После президент Афганистана в очередной раз объявил, что готов передать власть избранному преемнику и провести досрочное голосование в срок от 6 месяцев до года, и отметил, что правительство привержено мирному урегулированию, теперь выбор за талибами.

Воинственные заявления президента Гани поддержал глава Высшего совета по национальному примирению и его главный политический соперник Абдулла Абдулла. Он сказал, что «полный вывод иностранных войск не означает, что международная помощь Афганистану будет сокращена, и если талибы думают, что захватят Афганистан с помощью военной силы после вывода войск, то они ошибаются. Абдулла заявил, что настало время афганцам собраться вместе и разрешить свои споры, а не тратить время на ведение войны.

В парламенте уже заявили, что полный вывод иностранных войск создает угрозу гражданской войны. Спикер нижней палаты парламента Мир Рахман Рахмани и некоторые депутаты заявили, что главными целями присутствия США в Афганистане были борьба с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и создание надлежащего управления, однако они не были достигнуты. «Афганский народ желает, чтобы иностранные силы были выведены, однако сейчас для этого нет условий, существует вероятность возобновления гражданской войны, и это превратит Афганистан в центр международного пособничества терроризму», — сказал Рахмани. Некоторые депутаты обвинили США в предательстве афганского народа, потому что Штаты пошли на серьезные уступки талибам.

О том, что вывод войск спровоцирует в Афганистане гражданскую войну, заявил и старший советник президента Мохаммад Мохаккик. Политик предупредил, что вывод войск придаст новые силы возрождению экстремизма и расширению фундаменталистских группировок, таких как «Аль-Каида». «Откроется новая глава, — сказал Мохаккик. — Возможно, это будет противоречить интересам Афганистана. Существует вероятность усиления терроризма».

Мохаккик призвал бороться с талибами, если группа продолжит настаивать на применении насилия. «Мы будем счастливы, если договоримся с талибами о мире. Но если они будут настаивать на насилии — никто не уступит им землю. Мы полны решимости, мы готовы», — сказал Мохаккик.

Бывший лидер моджахедов Мохаммад Исмаил Хан 18 апреля встречался в Герате со своими сторонниками. Он тоже говорил, что Афганистан будет ввергнут в новую гражданскую войну, если переговоры не будут продолжены, и пять месяцев, оставшиеся до вывода американских войск, следует использовать как возможность для установления мира, а не для разжигания войны.

При этом большинство его сторонников были вооружены. И Исмаил Хан, обращаясь к ним, заявил, что мир — это первый выбор, но народ готов и к войне. «Мы не должны допустить, чтобы людей в нашем городе замучили, чтобы больше городов попало под власть талибов, мы не должны допустить нанесение еще большего ущерба нашему народу», — сказал Исмаил Хан.

О возможной будущей войне заговорил и Ахмад Масуд, сын погибшего Ахмад Шаха Масуда. «Война будет сложнее той, что была раньше, более интенсивной и более кровопролитной», — сказал Масуд.

Таким образом, в Афганистане заявление о предстоящем выводе войск стало мощным триггером для воспроизведения ситуации гражданского противостояния: все стороны понимают, к чему приведет провал на переговорах, все знают, с каким противником предстоит иметь дело — и видят, что иного пути, чем скорая война, видимо, нет.

Инсайдер рассказал, что в случае провала стамбульской конференции и актуализации военного плана афганские силы безопасности начнут передислокацию, усиливая свои позиции на стратегически важных направлениях и покидая менее значимые районы. На первом этапе это может привести к расширению территории, подконтрольной талибам, а в дальнейшем территориальное разделение между правительством и «Талибаном» станет более отчетливым. Западные эксперты уверены, что сегодня есть некоторое количество «спорных районов», где свой контроль могут установить как правительство, так и талибы. Очевидно, что после такого развития событий подобных зон станет меньше.

Источник: Antiterror Today