Анализ и комментарии

28.09.2021
69

К СИТУАЦИИ В АФГАНИСТАНЕ

На прошедшей неделе положение в Афганистане обсуждали на 76-й Генеральной ассамблее ООН, и общая тональность была неутешительна для талибов: никто не спешит признавать их правительство.

Угроза надвигающегося экономического коллапса в Афганистане заставляла докладчиков ГА ООН поднимать тему доступа талибов к афганским активам, которые были «заморожены» после прихода талибов к власти.

Тему размораживания активов и помощи Афганистану ораторы аккуратно отделяли от вопроса официального признания правительства талибов и снятия с них санкций.

Страны Центральной Азии, кроме Таджикистана, не высказывали амбициозных желаний повлиять на политику талибов, но предлагали посильную помощь.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон остается единственным в регионе, чье отношение к режиму талибов остается непримиримым.

«Мирный народ Афганистана сегодня сталкивается с ужасным насилием, – заявил он с трибуны ГА. – Речь идет о массовых убийствах мирных жителей, бывших сотрудников национальных сил безопасности и госслужащих Афганистана. Афганистан стоит на опасном пути превращения вновь в рассадник международного терроризма. Мы являемся свидетелями трагического нарушения прав человека. К сожалению, правозащитные организации хранят молчание о нарушении прав других этнических групп и свобод афганских граждан, в особенности женщин и детей, и не комментируют этот вопрос».

Рахмон призывал помочь жителям Панджшера, утверждая, что им отказано в доступе к продовольствию и предметам первой необходимости, а также к гуманитарной помощи, «и даже Организация Объединенных Наций и Международный комитет Красного Креста, по-прежнему, не могут въехать в Панджшер для выполнения своих гуманитарных обязательств».

Рахмон назвал происходящее в Панджшере гуманитарной катастрофой, повторил свой тезис, что в Афганистане 46% таджиков, и потребовал сформировать там инклюзивное правительство путем выборов.

Талибы уже начали отвечать на выступления Рахмона. Два вице-премьера временного правительства, мулла Барадар и Абдул Салам Ханафи, заявили, что «Таджикистан вмешивается во внутренние дела Афганистана», и пригрозили противодействием. За день до этого талибы объявили, что стягивают в провинцию Тахар, что на границе с Таджикистаном, «тысячи бойцов спецподразделений для устранения угроз безопасности».

Все это не может не беспокоить Душанбе и его соседей по региону, кроме того, многие афганцы в соцсетях задаются вопросом, почему бы талибам не предъявить похожие претензии Пакистану?

На прошедшей неделе в Афганистане не прекращались террористические атаки – как сообщали афганские СМИ, целью нападений были талибы, ответственность брало на себя ИГИЛ. Инсайдеры говорят, что атак на самом деле гораздо больше, чем сообщается о них в СМИ, и активность игиловцев не ограничивается провинцией Нангархар, были атаки в провинциях Гор и Кунар. ИГ неделю назад утверждало, что в ходе их нападений было убито и ранено около 35 талибов.

Рост активности ИГ заметили не только афганцы: глава ФБР Кристофер Рэй заявил, что «ИГ может воспользоваться преимуществами значительно ослабленной среды безопасности».

Эту же тему поднимала директор Национального контртеррористического центра США Кристин Абизад, об опасности укрепления ИГ предупреждали министры иностранных дел Пакистана и России Шах Махмуд Куреши и Сергей Лавров.

Талибы неоднократно заявляли, что ИГИЛ не представляет угрозы для безопасности страны. В конце прошлой недели они подтвердили, что глава ИГ по Афганистану Абу Умар Хорасани был убит еще в августе.

Представитель «Талибана» Забиулла Муджахед после очередного теракта громко заявил, что «это были последние атаки», однако нападения не прекратились.

Тезис, что талибы принесли мир на афганскую землю, звучит все менее убедительно. И предсказуемый итог – в Пентагоне уже заявили, что для нанесения удара по позициям ИГИЛ и «Аль-Каиды» на территории Афганистана согласование с талибами не требуется.

Несмотря на то, что мир не спешит признавать правительство талибов, в Кабул начались визиты представителей внешних игроков. Афганистан уже посетили представители ООН, глава МИД Катара, а на прошлой неделе перед открытием ГА ООН в Кабул прилетели спецпредставители РФ, КНР и Пакистана Замир Кабулов, Юэ Сяоюн и Мохаммад Садик Хан. Они провели переговоры с главой временного правительства муллой Мохаммадом Хасаном Ахундом и с афганскими политиками Абдуллой Абдуллой и Хамидом Карзаем.

На следующий день после визита представитель талибов Забиулла Муджахед заявил, что на встрече обсуждали вопрос признания нового правительства, и что Пакистан, Россия и Китай будут убеждать международное сообщество признать правительство Исламского Эмирата и предотвратить экономический кризис в Афганистане. Муджахед дал понять, что талибы получили приглашение посетить Москву, но не стал вдаваться в детали.

В свою очередь, Абдулла Абдулла и Хамид Карзай объявили, что на встрече обсуждалось формирование инклюзивного правительства, приемлемого для всех афганцев.

В тот же день, когда в Кабул прилетели спецпредставители трех стран, премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил, что решение о признании правительства талибов Исламабад будет принимать совместно с другими странами-соседями Афганистана. Он отметил, что решение будет коллективным, и повторил основные требования к талибам: инклюзивное правительство, соблюдение прав человека и гарантии, что Афганистан не станет убежищем для террористов.

Интересно, что Саудовская Аравия, которая в девяностые была одной из трех стран, признавших режим талибов, на этот раз заявляет, что не поддерживает контакты с временным правительством «Талибана». Об этом глава МИД страны заявил во время визита в Индию. Среди причин, по которым саудиты пока воздерживаются, – восстановление влияния «Аль-Каиды» и ИГ.

Каждый визит в Кабул представителя какой-либо страны воспринимается талибами как шаг к международному признанию. Первым официальным лицом, прилетевшим в Афганистан из стран Центральной Азии, стал заместитель председателя Совета безопасности Кыргызстана Таалатбек Масадыков, который 23 сентября провел переговоры с Абдул Гани Барадаром, вице-премьером временного правительства, и министром иностранных дел Амиром Ханом Муттаки. На следующий день, 24 сентября, представитель талибов Мохаммад Наим Вардак сообщил, что мулла Барадар встретился с официальным представителем органов внешней безопасности Республики Южная Осетия (признана пятью государствами-членами ООН). Пресс-секретарь политического офиса «Талибана» Сухейль Шахин рассказал, что заместитель министра иностранных дел Шер Мохаммад Станакзай в Дохе встретился с послом Турции в Катаре, и посол «выразил готовность своей страны к развитию позитивных и конструктивных отношений с правительством ИЭА».

Наконец, посол Казахстана в Афганистане Алимхан Есенгельдиев встретился в Кабуле с главой талибского МИДа Амир Ханом Моттаки – и это стал первый контакт представителя Нур-Султана с руководством движения, которое в Казахстане признано террористическим. Талибы объявили, что «посол выразил удовлетворение ситуацией в области безопасности в Кабуле и призвал к доставке гуманитарной помощи в Афганистан».

Главной внутриполитической новостью Кабула можно считать появление живого и здорового муллы Барадара на публике. Он присутствовал на встрече руководства движения с главой ВОЗ, прошедшей в Арге, провел отдельные встречи с иностранными делегациями.

Другая новость – таджикские назначения в правительстве талибов. Новый министр торговли Нуриддин Азизи, а также несколько новых заместителей других министров являются этническими таджиками. Инсайдеры полагают, что талибы, хоть и назвали свое правительство временным, все же надеются навязать его международному сообществу, скорректировав на уровне заместителей этнический состав кабинета. Женщин в правительстве по-прежнему нет.

Однако заявления некоторых руководителей «Талибана», которые были сделаны на прошлой неделе, работают на отторжение режима международным сообществом. Мулла Нуруддин Тураби заявил, что «Талибан» намерен возобновить практику применения жестких наказаний, в том числе казней, для преступников: «Отрубание рук необходимо для обеспечения безопасности», – заявил он. Вопрос, будут ли эти наказания исполняться публично, еще обсуждается.

Но на прошлой неделе весь мир облетели шокирующие кадры из Герата, где были на всеобщее обозрение вывешены тела убитых мужчин, которых талибы обвинили в похищении людей. Мулла Тураби заявил, что «никто не должен нам указывать, какие должны быть у нас законы. Мы поступаем, как велит ислам». При этом мулла согласен, что движение изменилось по сравнению с прошлым, и теперь талибы разрешат телевидение, мобильные телефоны, фотографии и видео, потому что «это потребность людей».

На прошедшей неделе стало известно, что в провинции Дайкунди талибы принудительно выселяют хазарейцев: как объяснили источники афганских СМИ, о правах на землю хазарейцев заявили пуштунские кланы, которых поддерживает «Талибан». Переселенцам дали 10 дней на сборы и не позволили взять с собой урожай. И это тоже из тех новостей, которые не могут способствовать признанию талибского режима.

Источник: Antiterror Today