Анализ и комментарии

06.10.2021
36

К СИТУАЦИИ В АФГАНИСТАНЕ

Противостояние Душанбе и непризнанного режима «Талибана» продолжается, напряжение не спадает. На прошедшей неделе стороны перешли к намекам на военное противостояние, что не понравилось странам-соседям.

В начале прошедшей недели представитель талибов Забиулла Моджахид заявил, что движение разместило «десятки тысяч» бойцов в провинции Тахар на границе с Таджикистаном – «для обеспечения безопасности и предотвращения потенциальных угроз». После появились сообщения, подтвержденные представителями новой власти, что бойцы талибского «батальона смертников» размещены в Бадахшане и Кундузе, а также охраняют кундузский аэропорт. Незадолго до этого оба вице-премьера непризнанного правительства талибов, мулла Абдул Гани Барадар и Абдул Салам Ханафи, обвинили Душанбе во вмешательстве во внутренние дела Афганистана.

Все эти действия были ответом на выступления президента Таджикистана Эмомали Рахмона на Генассамблее ООН (а перед этим – на заседании ШОС и ОДКБ), в которых Рахмон жестко отзывался о новом режиме талибов, обвинял их в нарушении обещаний и говорил о тяжелом положении в Панджшере, о блокаде талибами ущелья и массовых убийствах мирных жителей, о чем молчат правозащитные организации.

Рахмон со всех трибун повторял, что в Афганистане необходимо сформировать новое инклюзивное правительство с представительством этнических таджиков, которых – и эти слова Рахмона повторяют таджикские СМИ – в Афганистане 46%.

В ответ на демонстрацию силы талибами Эмомали Рахмон отправился в Горный Бадахшан, граничащий с Афганистаном, и провел там военные парады: 27 сентября – в Дарвазе, где в мероприятии приняли участие две тысячи солдат и офицеров и 50 единиц военной техники, а 30 сентября – в Хороге, количество участников пресс-служба не называет, но указывает, что это был парад военнослужащих Вооруженных сил, военных структур и правоохранительных органов Таджикистана.

На встречах с жителями приграничных районов Рахмон заверил людей, что правительство принимает все меры для укрепления границы, но призвал местное население «всегда быть бдительным и сотрудничать с военными структурами и правоохранительными органами». Выступая перед жителями одного из районов, Рахмон сказал, что одним из приоритетов правительства Таджикистана является надежная защита госграницы. «Эта граница очень важна не только для нашей страны, но и для государств-участников СНГ и Евросоюза», – сказал президент.

Подтверждением его слов можно считать очередные военные учения, которые провели российские военные на прошедшей неделе. 30 сентября в горах Таджикистана прошли учения по ликвидации условных боевиков, а 4 октября стало известно, что военнослужащие российской военной базы провели учения по полигоне «Ляур» по ликвидации диверсионной группы условного незаконного вооруженного формирования.

При этом 30 сентября представитель российского МИДа Алексей Зайцев на брифинге заявил об обеспокоенности Москвы «нарастанием напряженности в таджикско-афганских отношениях на фоне обоюдных резких заявлений лидеров двух стран». По словам Зайцева, Россия призывает «Душанбе и Кабул к поиску взаимоприемлемых вариантов урегулирования сложившейся ситуации».

Неспадающее напряжение стало причиной телефонного разговора Эмомали Рахмона и премьер-министра Пакистана Имран Хана, проведенного по инициативе пакистанской стороны. Пресс-служба Рахмона сообщает, что «особый акцент был сделан на ситуации в Афганистане». Рахмон назвал важным фактором скорейшего установления мира и стабильности в Афганистане «налаживание широкого диалога различных сил страны».

Пресс-служба Имран Хана отмечает, что премьер поделился с Рахмоном, как много делает Пакистан «для обеспечения устойчивого мира и стабильности в Афганистане», и подчеркнул «важность национального примирения в этом контексте». Хан говорил о роли международного сообщества в оказании гуманитарной помощи Афганистану и о необходимости сотрудничества с Кабулом для предотвращения экономического кризиса и «облегчения страданий простых людей».

Заметим, что требование сформировать инклюзивное правительство с участием всех этнических представителей звучит не только со стороны Душанбе – это стандартное условие большинства стран. Сами талибы тоже пообещали, что все политические силы и слои афганского общества будут представлены в новой администрации, правда, не уточнили, когда это правительство будет назначено.

Однако в ответ на слишком настойчивые напоминания Душанбе и Тегерана о необходимости инклюзивной администрации талибы уже огрызаются. Эмомали Рахмону они предложили посчитать, сколько у него в правительстве узбеков, и напомнили, что за выборы выступает человек, находящийся у власти в Таджикистане с 1994 года. А иранцам член комиссии «Талибана» Гулам Наби Мобин ответил: «Мы же не говорим, что в правительстве Ирана нет ни одного суннита», – и пояснил, что когда соседние государства говорят о необходимости включить в правительство того или иного политика, это означает, что они пытаются внедрить своих шпионов. «В нашем правительстве не будет шпионов соседних стран», – сказал Мобин. В другом интервью Мобин снова вернулся к теме шпионажа, и стало ясно, что это продуманная позиция, касающаяся не только Ирана: «Мы не позволим никакому турецкому шпиону сюда приехать, – сказал он. – Если Турция хочет инклюзивного правительства, в котором будет Дустум, его сын или дочь Рахиля, мы никогда этого не допустим».

Однако к заявлениям Рахмона у талибов – особое отношение, именно его слова они расценивают как «вмешательство во внутренние дела», и это заставило многих экспертов задаться вопросом, почему претензии талибов столь избирательны.

Опрошенные «Афганистаном.Ру» инсайдеры уверены, что раздражение талибов вызывали вовсе не призывы Рахмона к формированию инклюзивного правительства, а его высказывания в защиту жителей Панджшера и поддержка им местного сопротивления.

Журналисты британской газеты Financial Times назвали Таджикистан центром поддержки антиталибского сопротивления и предположили со ссылкой на свои источники, что лидеры Национального фронта сопротивления – Ахмад Масуд и Амрулла Салех – находятся в Таджикистане. Издание «Sputnik Таджикистан» назвало это заявление «громким» и посчитало аргументацию британского издания «слишком слабой». Другие таджикские СМИ не заметили публикацию.

Решение талибов направить к северным границам Афганистана вооруженные соединения инсайдеры охарактеризовали как агрессивный шаг, направленный не только против Таджикистана. «Эти действия в очередной раз ставят под сомнение обещания талибов», – сказал один из инсайдеров, напомнив, как еще летом талибы заявляли, что странам-соседям ничего не грозит: «От талибов были получены заверения в отношении ненарушения группировкой границ государств Центральной Азии», – заявлял в июне российский МИД.

На прошлой неделе МИД Афганистана организовал первый торжественный прием, на который и.о. министра иностранных дел Амир Хан Муттаки пригласил послов и дипломатов, оставшихся в Кабуле. Мулла Абдул Гани Барадар выступил с речью, в которой призвал страны мира возобновить работу своих посольств в Афганистане. «Исламский Эмират Афганистан хочет хороших отношений со странами мира, – сказал Барадар. – Если у кого-то есть проблемы с нами, мы готовы все решить через переговоры и взаимопонимание. Мы не намерены проводить политику причинения вреда другим, будущий Афганистан станет домом мира».

Амир Хан Муттаки заявил о желании талибов начать отношения Афганистана и мира с чистого листа: «Мы хотим открыть новую политическую главу хорошего управления у себя дома и новую политическую главу в регионе и мире, насколько это возможно».

Забиулла Муджахид подтвердил, что руководство талибов готово предоставить каждой стране все необходимое для реализации проектов, не завершенных на афганской территории.

На приеме присутствовали посол России Дмитрий Жирнов, посол Пакистана Мансур Ахмад Хан и глава дипмиссии Узбекистана Ёдгорхужа Шадманов.

На прошедшей неделе Муттаки провел переговоры с дипломатами и представителями различных международных организаций. Так, он встретился с хаджи Азланом Мохаммадом Шарифом, директором миссии Малазийского фонда глобальной миссии мира, и Мохаммадом Хасбуллахом, директором Малазийского мусульманского добровольческого фонда.

Кроме того, Муттаки провел встречу с послом Узбекистана, стороны обсудили реконструкцию аэропорта в Мазари-Шарифе и возобновление авиасообщения между странами.

На прошедшей неделе талибы сделали 38 новых кадровых назначений, почти все они касаются центрального аппарата и подразделений Министерства обороны.

Наблюдатели обращают внимание на два новых назначения, произведенные чуть ранее: мулла Абдул Каюм Закир был назначен заместителем министра обороны, а Мохаммад Ибрагим Садр – заместителем министра внутренних дел. Это полевые командиры, которые сыграли ключевую роль в захвате крупных городов в августе, а до этого многие годы возглавляли противостояние талибов с иностранными и правительственными войсками в западных провинциях Афганистана.

Абдул Каюм Закир был среди лидеров, первыми вошедших в президентский дворец в августе, и после отвечал за обеспечение безопасности в Кабуле. Закир считается одним из основателей «Талибана». Он обладает серьезным влиянием в военных кругах движения, и поэтому наблюдатели были уверены, что увидят его в первом же составе правительства во главе одного из силовых ведомств.

В назначении Абдула Каюм Закира и Мохаммада Ибрагим Садра эксперты видят признак снижения напряженности внутри движения – напомним, что в первые дни после прихода к власти противоречия между радикальным и умеренным крыльями движения приводили к конфликтам вплоть до перестрелок. Однако инсайдеры уверены, что говорить о полном снятии противоречий пока рано.

Источник: Antiterror Today