Сайт работает в тестовом режиме. В случае обнаружения ошибок сообщайте по адресу администрации ecrats@mail.ru
О стратегии «Исламского государства» в Ираке на…
19.01.2023

О стратегии «Исламского государства» в Ираке на современном этапе

Террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) возобновила в Ираке свою деятельность в 2020 году и укрепила позиции в 2021-2022 гг. После падения ИГ как территориальной единицы и смерти ее предыдущего главаря Абу Бакра аль-Багдади, группировка реорганизовала подконтрольные ей иракские провинции в единый «Вилайат Ирак», разделенный на несколько секторов. Это стало следствием более широкой реорганизации, направленной на создание мобильных групп боевиков и использование спящих ячеек для совершения террористических актов.

Особенностью тактики ИГ в Ираке является, с одной стороны, удержание противника в состоянии постоянного напряжения, а с другой – создание ложного чувство безопасности, чтобы побудить его ослабить давление и бдительность. «Вилайат Ирак» переформулировал свои боевые стратегии в соответствии с новыми реалиями на местах и активизировал деятельность в районах, которые все еще уязвимы перед внутренними проблемами Ирака и демонстрируют слабость местных сил безопасности.

Наиболее ярким примером является Дияла – важная транспортная развязка в 60 км к северо-востоку от Багдада, расположенная между тремя иракскими мухафазами (провинциями), включая Сулейманию, Васит и Салах-эд-Дин. Это делает Диялу важным логистическим звеном с выходом на Киркук, Анбар и Мосул. Однако во всех этих районах присутствуют труднопроходимые горные местности, плохие дороги, смешанное суннитское и шиитское население, пострадавшее в ожесточенных межконфессиональных столкновениях в прошлом. Ситуацию в 2020-2022 гг. усугублял слабый контроль со стороны сил безопасности и в целом отсутствие координированной контртеррористической политики.

На сегодняшний день около 8000 боевиков все еще являются частью «Вилайат Ирак», из них активных около 4000. Остальные принадлежат к спящим ячейкам или являются сторонниками, интегрированными в местные сообщества в провинциях с суннитским большинством. Эта ситуация может привести к усилению военного потенциала ИГ в Ираке и последующей экспансии влияния группировки в районах, где она активно действовала ранее.

«Вилайат Ирак» и часть центрального руководства ИГ полагаются на базы в отдаленных, пустынных и горных районах, где ячейки группировки используют туннели и пещеры, размещают боевиков, устанавливают контрольно-пропускные пункты, охраняют маршруты снабжения и обеспечивают связь. Районы, в которых действует ИГ, в том числе Анбар, Северный Багдад, Киркук, Салах-эд-Дин, Найнава, Дияла, Бабиль и большой район на юге страны под названием «Южный сектор» свидетельствовали, как боевики давали присягу лидеру ИГ Абу аль-Хасану аль-Хашими аль-Курейши в марте 2022 года.

Районы Салах-эд-Дин, Киркук и Дияла, состоящие из долин, горных хребтов и сельскохозяйственных районов с густыми садами, являются наиболее важными географическими районами и центрами деятельности ИГ в Ираке. Хотя группировка активизировала деятельность на территории страны в 2020 году, совершив 1211 терактов, в 2021 году «Вилайат Ирак» совершил меньше нападений – на всех подконтрольных ему иракских территориях было произведено 1079 атак. А в период с 1 января по 8 апреля 2022 года в Ираке было всего совершено 120 нападений.

В борьбе за расширение влияния «Вилайат Ирак» прибегает к двум основным типам операций, называемых «войной на истощение» и «экономической войной», которые не требуют использования большого количества боевиков.

Первая стратегия включает в себя различные виды нападений с использованием самодельных взрывных устройств, а также засады, стрельбу с использованием снайперов и убийства общественных и политических лидеров. Вдобавок к этому ИГ совершает похищения и нападения на контрольно-пропускные пункты иракских сил безопасности, шиитские военизированные формирования, проправительственные силы, а также местных чиновников и вождей племен, сотрудничающих с багдадским правительством. «Вилайат Ирак» также стремится предотвратить нормализацию, стабилизацию и восстановление территорий, ранее находившихся под контролем ИГ, и усилить межконфессиональную рознь.

Стратегия экономической войны, в свою очередь, включает сжигание посевов, домов и ферм, а также нападение на общественную и частную инфраструктуру, включающую заправочные станции, нефтяные скважины, газовые компании, нефте- и газопроводы, колодцы, объекты водоснабжения, линии электропередачи и телекоммуникационные башни. В 2021 году подобные атаки были совершены в основном на объектах электроэнергетической инфраструктуры в районах Дияла, Киркук и Салах-эд-Дин. Такого рода нападения вызывают хаос и вынуждают силы безопасности защищать объекты экономической сферы, оставляя незамеченными другие уязвимые области, что только облегчает ведение подрывной деятельности ИГ. В 2021 г. в Ираке совершено более 400 терактов, что составило 80% глобальных операций ИГ по ведению экономической войны.

Информация о деятельности «Вилайат Ирак» ежедневно публикуется в экстремистских СМИ. Пропаганда организации опирается на широкий спектр технологических ресурсов, количество и качество которых в последнее время значительно возросло, в том числе ресурсы Фонда Фуркан, «Амак Ньюс» и еженедельного информационного бюллетеня «Аль-Наба». Помимо веб-сайтов, пропаганда «Вилайат Ирак» также распространяется на многочисленных социальных платформах и приложениях для обмена сообщениями на портативных устройствах с возможностью выхода в интернет.

Начиная с 2021 г. ИГ активно публикует серию фотографий и заявлений, сделанных на территории Ирака. Одним из наиболее ярких стало опубликованное в марте 2022 г. короткое видео, на котором боевики «Вилайат Ирак» присягают на верность новому халифу ИГ. Другие видео и подтверждающие фотографии, опубликованные «Амак Ньюс» или в «Аль-Наба», показывают нападения на Силы народной мобилизации (PMF), сотрудников государственной безопасности, местные племенные силы, дислоцированные в сельской местности, а также гражданских лиц, обвиняемых в «шпионаже» и сотрудничестве с иракскими силами против ИГ.

ИГ безусловно остается одной из основных угроз безопасности и стабильности Ирака. Ликвидация группировки в Ираке в краткосрочной и среднесрочной перспективе маловероятна вне зависимости от реализуемой военно-политической стратегии. Тем не менее, любая попытка уменьшить угрозу в долгосрочной перспективе с помощью вербовки, проведения специальных операций и финансовой поддержки, вероятно, может быть реализована только через политические механизмы интеграции арабов-суннитов в политический процесс. Подобная мера, как предполагается, положит конец религиозному экстремизму, поспособствует справедливому распределению власти и материальных благ среди разношерстного населения и восстановлению разрушенной государственной и военной инфраструктуры.

Властям страны также необходимо решить проблему вынужденных мигрантов и перемещенных лиц, которым необходимо будет разрешить вернуться в мухафазы на западе и северо-западе Ирака. Социальная реинтеграция и адаптация семей бывших членов ИГ, которые все еще находятся в лагерях для перемещенных лиц или военнопленных, также имеют большое значение.

Другой проблемой является контроль за действиями военизированных формирований, которые должны быть остановлены или значительно сокращены, возможно, путем их реинтеграции в иракские силы безопасности. Ранее этих ополченцев нередко обвиняли в обострении межконфессиональных конфликтов, несоблюдении указаний государственных сил безопасности, угрозах иракскому правительству, нападениях на американские военные базы и контингент.

Вероятно, ВС Ирака в 2023 году также придется усилить свои военные операции и контроль в приграничных и пустынных районах, особенно вдоль границы с Сирией. Первым шагом иракского правительства уже стало строительство 3,5-метровой стены в районе Джебель-Синджар в провинции Найнава и одновременное увеличение численности войск в этом районе.

Однако, как представляется, стабильность Ирака в конечном итоге зависит от борьбы с масштабным распространением коррупции среди правящей политической элиты. Повсеместная коррупция способствует росту экстремизма, распрям, насилию, протестам и, в конечном итоге, постепенному распространению джихадистского терроризма. ИГ в Ираке, несмотря на, в целом, сокращение своей деятельности в самом начале 2022 года, все еще способно вести устойчивую подрывную деятельность и использовать свою специфическую идеологию в интересах вербовки суннитского населения Ирака. В итоге, борьба с ИГ в прошлом была промежуточным и, скорее, подготовительным этапом к проведению операций больших по масштабу и сопутствующему ущербу.

Источник: Институт Ближнего Востока